Warcraft Chronicle, том 2. Война Штормграда с троллями гурубаши

World of Warcraft ChronicleTitle

О войне Штормграда с Гурубаши и участия в ней Медива

Война с троллями гурубаши

18 лет до Темного Портала

Никто из гурубаши не видел смерти вождя Джок’нона, но было не трудно понять, кто это сделал. Тролли собрались под флагами сына убитого вождя, Зан’нона и двинули войной на Штормград.

Столетия минули с тех пор, когда гурубаши выступали единой силой и люди оказались застигнуты врасплох их яростью. Число троллей пугающим. В течении нескольких дней линии защиты на юге были прорваны наступлением троллей. Те мирные жители, которым не удалось бежать, погибли ужасной смертью, их зубы, кости и уши стали трофеями троллей.

Цель гурубаши была ясной — сжечь Штормград. Король Баратен призвал все силы на защиту города. Вопрос выживания народа зависел от одной великой битвы.

Когда армия троллей приблизилась к Штормграду, Ллейн рассказал отцу, что он и его друзья совершили в Тернистой Долине. Отец был более разочарован, чем разгневан. Он не наказал трех молодых людей. В этом не было необходимости. Вскоре это должны были сделать тролли.

Когда гурубаши подошли к стенам города, воины Шторграда вздрогнули, увидев их число. Зан’нон обучился у отца приемам запрещенной магии. Он превратил нескольких троллей в огромных берсерков, обладающих исключительной силой. Эти гиганты-мутанты забрались на стены города и разрывали солдат на части.

Потери с обеих сторон быстро росли. Король Баратен знал, что понадобится чудо, чтобы прорвать осаду гурубаши, поэтому старый король предпринял отчаянную атаку со своей личной охраной. Он штурмовал передовые линии в стремлении заполучить голову Зан’нона. Ему почти удалось это, но обстоятельства были против него. Он пал на поле битвы.

Ллейн скорбел о смерти отца, переполняемый чувством вины за то, что он сделал в Тернистой Долине. Он знал, что город ждет от него следующего шага. Силы Штормграда были рассеяны. Казалось, что все потеряно. Ллейн умолял Медива сделать то, что тот сделал ранее в Тернистой Долине дабы спасти город.

Медив согласился, хотя мысль о том, чтобы призвать всю свою мощь пугала его… но, странным образом, приводила в трепет.

Он встал на защитных укреплениях города и обрушил на огонь и лед на головы гурубаши. Он заморозил их, сжег их изнутри и разорвал на части тайной магией. Их предсмертные вопли наполнили поле битвы.

Medivh destroys Gurubashi Siege

Медив вскоре понял, что сделал все, чтобы их смерть была мучительной. Он был еще более потрясен, что получил удовольствие от этого.

Когда он закончил, Штормград все еще стоял на месте. Гурубаши и их вождь были мертвы. Немногим троллям удалось бежать от магической бури.

Люди Штормграда скорбели о смерти близких и прославляли героев. В их глаза Медив был самым великим героем. Королевство признало в Ллейне нового правителя. Когда Лотара назначили главой королевских войск, люди только одобрили это.

Тайна миссия, которая привела к началу войны так и осталась в секрете, но последствия ее лежали тяжелым грузом на душах Медива и его друзей. Многие невинные погибли из-за их безрассудства.

Медив осознал, что он не имеет власти — или душевной стойкости — контролировать силы, данные ему, как Хранителю. Женщина в его видениях по-прежнему звала его в Каражан, где он мог бы совершенствовать свое мастерство. Он подчинился ей, потому как был слишком испуган происшедшим

Бремя Хранителя

Когда Медив прибыл в Каражан женщина из видений ждала его там. Это была Эгвинн, мать, которую он никогда не знал.

Она была в ярости. Он слишком долго колебался и это чуть было не привело к гибели королевства. Медив принял ее упреки, поскольку они были справедливы.

Больше года мать и сын провели вместе, восполняя разлуку. Эгвинн учила Медива тому, что значит быть Хранителем. Ее первым уроком было убедить его в том, что он должен хранить тайну. Он не мог доверять никому, в особенности Совету Тирисфаля. Изначальной целью ордена была защита Азерота от демонических сил, они отдавали свою мощь Хранителю, чтобы тот мог биться с демонами. Но с течением столетий это изменилось. Теперь Совет был больше обеспокоен собственной сохранностью, нежели судьбой Азерота.

К тому же Совет ненавидел Эгвинн. Он дал ей силу Хранителя; она отказалась вернуть ее и передала своему сыну. Эгвинн знала, что Совет в конце концов поймет, что Медив владеет этой силой. Его члены несомненно будут относится с подозрением к тому, кто получил эту мощь без их разрешения.

Один из ближайших друзей Эгвинн, Мороуз, согласился остаться с Медивом, чтобы присматривать за башней Каражана. Она настоятельно рекомендовала Медиву оградится от внешнего мира и общаться только с Мороузом. Другие волшебники не могли бы понять его бремени. С ее точки зрения, даже магократы Кирин-Тора, не понимали, что ему действительно нужно.

Медив рассказал о странной тьме, что, как ему казалось, присутствует в нем. Несколько раз эта тьма выказывала себя и Медива это пугало. Эгвинн развеяла его сомнения. Она испытывала тоже самое, когда была Хранителем. Он верила в то, что это следствия того бремени и ответственности, что нес Хранитель. Она не ведала правды о том, что темное присутствие Саргераса влияло на ее разум и сейчас искажало мысли Медива.

В конце концов Эгвинн удалилась в изгнание. Ей было трудно отдалиться от сына, но она знала, что Совет Тирисфаля никогда не оставит его в покое, а маги верили в то, что она все еще на его стороне.

Медив углубился в чтение книг библиотеки Каражана, посвятил себя изучению премудростей магического искусства. У Хранителя было много обязанностей и способов достижения целей. Он старался наверстать упущенное.

Как Эгвинн и предполагала Совет Тирисфаля узнал о том, что Медив является новым Хранителем. Орден прослышал о содеянном ним при осаде Штормграда. После расследования маги проследили его путь в Каражан. К тому времени Совет оставил мысли о том, чтобы создать второго Стража. Бунт Эгвинн научил их тому, что они не всегда смогут контролировать такую личность, вне зависимости от прилагаемых усилий. Совет также понял, что попытки контролировать Медива только разозлят его также как и когда-то Эгвинн.

Совет направлял в Каражан посланников, которые вежливо просили о встрече. Он никогда не отвечал им. Совет попробовал другой путь — они убедили несколько магических орденов и школ послать юных магов для обучения у Медива. Никто из этих учеников не знал, что их новый учитель был Хранителем.

Медив не был дружелюбным учителем и никто из первых учеников не выдерживал и одного дня. Он чувствовал, что тьма в нем растет и считал, что виной тому его отшельничество. Мороуз это понимал — он всегда был недоволен тем, что Эгвинн огораживалась от мира. Он предложил Медиву выход. Если тот не доверял Кирин-Тору или Совету Тирисфаля, он мог бы приглашать на балы соседей. Конечно, они бы приходили из чистого любопытства, но присутствие людей благотворно бы влияло на него. Медив позволил это. Пиры были роскошны, а чародейская башня внушала благоговение. Все прекрасно проводили время и это даже поднимало настроение Хранителю.

На протяжении нескольких лет Каражан стал местом, где состоялось множество балов. Вельможи Штормграда смотрели на приемы у Медива, как на события для избранных. Совет Тирисфаля направил несколько шпионов на эти вечеринки, но маги пришли в замешательство от того, что увидели на них. Все указывало на то, что Медив использовал свою силу для того, чтобы вести роскошный образ жизни. Это было не то, что ожидалось от сына Эгвинн.

Еще несколько учеников предстало перед входом в башню чародея. Он больше не вынуждал их покинуть башню, но принимал только тех, кто был совершенен. Если они делали хотя бы одну ошибку, он прогонял их. Нескольким ученикам удалось продержаться больше недели.

Медив больше не был одинок, но его внутренняя тьма проникла в каждый уголок его души. Несколько мгновений счастья растворились во всепоглощающей депрессии.

Eastern Kingdoms

Изоляция Штормграда

Баратен не предпринял попыток позвать северные народы людей на помощь в войне против Гурубаши. Наступление троллей было столь стремительным, что подкрепление не пришло бы вовремя. Была и другая причина. Несколько десятилетий назад Штормград просил помощи у других народов в войне с гноллами. Никто не откликнулся. С тех пор Баратен и его народ стали более отстраненными, считая, что сами смогут справиться с трудностями.

Author: Deckven View all posts by

2 Comments on "Warcraft Chronicle, том 2. Война Штормграда с троллями гурубаши"

  1. WowAnon 11 Май 2017 в 16:14 -

    Этот неловкий момент, когда ты — повелитель армии демонов, но на самом деле хочешь тусоваться на балах смертных

  2. Deckven 11 Май 2017 в 17:08 -

    @ WowAnon — шизофрения она такая ))

Leave A Response