Warcraft Chronicle, том 2. Происхождение Медива

First War

Вторая часть 2-го тома Хроник. Начинаем с истории Медива

Часть II. Орда и Альянс

Глава IV. Первая Война

Происхождение Медива

Порочность Медива была предопределена задолго до его рождения.

Тысячу лет назад тайный орден Совета Тирисфаля начал наблюдать за Азеротом, чтобы предотвратить проникновение в него приспешников Пылающего Легиона. Маги Совета передавали свои силы одному из магов, которого называли Хранителем. Этот могучий маг самостоятельно боролся против демонического присутствия в Азероте.

Саргерас искал смертного в Азероте, того, кого он использует для начала вторжения Легиона в мир. Его внимание привлек Хранитель. Ее имя было Эгвинн и она была самым могучим магом, из когда либо живших. Она была гордой и отчаянной, и эти два качества, делали ее идеальным кандидатом для его целей.

Саргерас передал незначительную часть своей огромной силы аватару в физическом мире и открыл временный портал в Азерот, через который тот смог проникнуть в мир. Аватар Падшего Титана схватился с Эгвинн посреди ледяных пустошей Нордскола. Эгвинн потратила много сил в бою с аватаром, что сделало ее уязвимой. Как и рассчитывал Саргерас. Он воспользовался этим, чтобы посеять часть своего духа в ее душе.

Эгвинн было неведомо, что Саргерас омрачил часть ее души. Ее сильная воля не давала возможности полностью растлить ее, но Саргерасу удалось обратить Эгвинн против ее соратников в Совете Тирисфаля. Члены Совета всегда считали, что Хранитель должен подчиняться их приказам и следовать их советам.

Эгвинн не делала ни того, ни другого. Шло время и она теряла иллюзии относительно Совета и его мотивов. Со временем Совет Тирисфаля начал вмешиваться в политические игры королевств, что сделало Эгвинн еще более подозрительной. Когда пришло время передать полномочия Хранителя другому магу, она отказалась это сделать.

Совет хотел назначить другого Хранителя, но существование двоих исключительно сильных магов могло привлечь ненужное внимание к Совету. Они избрали другой путь. Был создан особый орден охотников на магов, который назвали Тирисгардом. В его рядах был маг Ниелас Алан, который также был недоволен вмешательством Совета Тирисфаля в политику. В конце концов, вместо того, чтобы охотится на Эгвинн, он стал ее близким другом.

Эгвинн решила понести дитя от Ниеласа. После она замышляла передать силу Хранителя ребенку, который был бы полностью свободен от контроля Совета. В первый раз в истории Азерота Хранитель не подчинялся никому. Когда Эгвинн родила Медива, она не подозревала, что передала ему часть темной энергии. Саргерас получил власть над Медивом, когда еще был в утробе матери. Годами предводитель Легиона прятался в тени души Медива.

Медив был многообещающим магом. Он вырос в столице Штормграде и стал другом Принцу Ллейну Вринну и Андуину Лотару, который готовился быть посвященным в рыцари. Ниелас был придворным магом и обучал сына премудростям тайной магии. Эгвинн рядом не было. Столетия служения Хранителем взяли свое. После того как она отдала свои силы Медиву, истощение взяло вверх. Она отдалилась от мира, чтобы обрести покой, но будучи одаренным магом продолжала следить за сыном издалека.

В канун четырнадцатилетия Медива, силы Хранителя, до того не проявленные, пробудились. Это привело к случайной гибели Ниеласа. Медив же погрузился в кому, которая продолжалась много лет.

Пробуждение Медива

21 год до Темного Портала

Пока Медив был в коме, в Азероте царил относительный мир. Однако, это не означало, что мир был в безопасности. Конфликты были обычным делом. Племя шло на племя, деревня на деревню, а королевства воевали с  королевствами.

Но в целом, жители Азерота процветали. В Восточных Королевствах люди были заняты торговлей с дворфами, гномами и высшими эльфами. Некоторые народы, как например, Лордаерон, предводительствовали над землями и определяли пути их развития. Они улаживали конфликты между менее крупными королевствами и использовали свои войска, чтобы установить свой порядок. Другие, как, например, Даларан, далеко продвинулись в изучении искусств тайной магии и других науках. Третьи сосредоточили усилия на защите своих природных богатств от старых врагов. Эльфы Квель’Таласа постоянно воевали с троллями Амани, защищая свои земли.

Ночные эльфы Калимдора продолжали чтить свои древние традиции. Друиды постигали Изумрудный Сон, царство чудес и сил, что управляли жизнь природы. По большей части ночные эльфы пристально смотрели за космосом, не забывая о Пылающем Легионе.

Ночные эльфы все еще помнили о Войне Древних, темном периоде истории, когда демоны вторглись в Азерот и почти уничтожили его. Многие эльфы верили в то, что Пылающий Легион вернется. Они ожидали, что возвращение Легиона будет драматическим и апокалиптическим событием, что небеса будут полыхать огнем. Никто не ожидал, что вторжение произойдет из другого мира — погибающего мира — и это будет раса смертных.

Никто не ожидал, что Медив, тот, кто был рожден для защиты Азерота, сделает возможным это вторжение. После почти десяти лет комы он, наконец, проснулся.

После пробуждения он встретился со старыми друзьями. Ллейн Вринн собирался стать королем Штормграда. Андуин Лотар получил повышение и был почитаемым рыцарем и военачальником. Они оба были рады видеть Медива, который оправился от своей странной болезни, но были обеспокоены теми проблемами, что возникли на юге.

Годами штормградские фермеры продвигались все дальше на юг, забирая все новые земли, лежавшие близко к Тернистой долине. Это привело к конфликту с племенем Гурубаши. Пролилась кровь и конфликт набирал обороты из-за атак небольших отрядов троллей-налетчиков.

Отец Ллейна, Баратен, старый король Штормграда, отправил свои силы для защиты. Он приказал воинам отбивать атаки, но не идти войной на земли гурубаши. Он не был заинтересован в полномасштабной войне с троллями. Его сын придерживался другого мнения — троллей стоило проучить, даже если это означало вторжение в их земли. Они горячо спорили между собой о том, как следует поступить.

На протяжении нескольких месяцев Медив не принимал участия в политических делах Штормграда. После пробуждения он испытывал угрызения совести, виня себя в смерти отца, хотя до конца не понимал, что произошло. Беспокойные сны тревожили его. Иногда в видениях к нему приходила женщина, которая уговаривала его идти в странное место, называвшееся Каражан, в другие моменты он чувствовал темное присутствие в его сознании, что извращало его мысли.

Он решил игнорировать эти видения. Медив чувствовал себя лучше всего, когда был с друзьями и поэтому сосредоточил усилия на том, чтобы помочь им. Он присоединился к ним чтобы помочь решить проблему гурубаши.

Тайная миссия

21 год до Темного Портала

Стратегия короля Баратена была успешной, но не могла предотвратить всех нападений троллей. Один из отрядов троллей прорвался через маршруты патрулирования Штормграда и отрезал пути от Западного Края, житницы королевства. Три города были сожжены дотла. Воины Штормграда нашли и уничтожили всех троллей, но это было слишком поздно для нескольких десятков людей. Их смерть была жестокой и мучительной.

О жестокости троллей стали говорить в королевстве. Король Баратен встретился с вельможами Штормграда и другими благородными мужами, чтобы обсудить как они ответят троллям. Баратен по-прежнему был настроен на деэскалацию конфликта. Он объявил, что армии Штормграда будут увеличены, но только с целью усиления патрулей. Нападения на земли гурубаши не будет.

Ллейн публично выступил против него, но не для того, что унизить, но чтобы показать трусость отца. Лотар и многие другие чувствовали подобное же. Многие солдаты Штормграда желали отмщения. Но они должны были подчиняться своему королю. Неподчинение приказам короля было недопустимым. Но Лотар предложил, что если кто и может ослушаться короля, то это Лотар и Ллейн. У них были сильные связи с королем. И если они смогут остановить троллей, то будут прощены.

Ллейну понравилась идея. Небольшая секретная миссия в сердце земель гурубаши могла пройти незамеченной как для людей, так и троллей. Также он знал, что обычного оружия будет недостаточно, чтобы вырезать сердце агрессии гурубаши. Для этого требовался кто-то больший: Медив.

Большинство жителей Штормграда считало Медива просто могучим магом, но он рассказал Ллейну и Лотару истину. Он поведал им об тайной истории Хранителя, Совете Тирисфаля и своей судьбе. Ллейн и Лотар использовали это для давления на Медива. Если ты Хранитель, то разве это не значит, что ты должен оберегать земли от зла?

Поначалу Медив не соглашался. Он все еще не знал пределов своей силы. Туманные воспоминания о том, что случилось с его отцом преследовали его. После долгого обдумывания он согласился помочь Ллейну и Лотару.

Это было не просто желание угодить друзьям. Побуждения Медива были другими. Он никогда до этого не видел битвы. Он никогда не убивал врагов. Он хотел увидеть на что способна магия Хранителя. По правде, он очень желал этого.

Три друга тайно отправились к границам королевства. Они без происшествий прошли через Тернистую Долину, скрытые магией Медива. Люди нацеливались на военного вождя гурубаши, по имени Джок’нон, который жил в зиккурате в центральной части Тернистой Долины. Их план был прост — быстро убить главаря и уйти, оставив троллей без предводителя. Казалось, что план был безупречен.

Джок’нон и его последователи экспериментировали с запрещенной магией крови, знания о которой были получены от одного из их богов, могучего и древнего существа, известного как Хаккар Свежеватель Душ. Начавшаяся битва привлекла много внимания. Три человека вскоре поняли, что они ввязались в бой не на жизнь, но на смерть. Медив вступил в дуэль с Джок’ноном, столкнувшись с магией, которой никогда не встречал.

Джок’нон почти одолел Медива с помощью подвластных ему темных заклинаний. Хранитель был вынужден отбросить опасения и высвободить свою полную силу. Заклинание убило всех троллей, которые находились в зиккурате. Они умирали в агонии и их предсмертные крики были слышны в самых дальних уголках Тернистой Долины.

Ллейн и Лотар уже видели смерть прежде. Но даже при этом они были поражены мощью Медива.

Трое мужчин возвратились в Штормград, но радости победы не было. Ллейн и Лотар лицезрели темную сторону Медива, они поняли, что их старый друг изменился, но как они понять не могли.

Даже Медив до конца не понял свершенного им. Его никогда не обучали этому заклинанию. Он не понимал откуда узнал о нем и было ли этой заклинание чистой тайной магией. И это сильно его взволновало.

Хроники Варкрафт — читать больше!

warcraft chronicle vol1 banner

Author: Deckven View all posts by

Leave A Response