Warcraft Chronicle, том 2. История клана Мок’Натал. Кил’джаден и Гул’дан

Gul'dan1

О восстании клана Мок’Натал, Кил’джадене и Гул’дане

Восстание клана Мок’Натал

Верховный Молот так и не смог оправиться от битв с кланом Песни Войны и восстания Каргата. Власть огров в Награнде была подорвана навсегда. Это сильно обеспокоило Императора Кеглока, предводителя Камнерогов. Власть огров в Дреноре слабела. Император был вынужден вернуть власть над Хребтом Ледяного Огня. Но вместо того, чтобы просто укрепить защиту крепости Камнерогов, он решил захватить ближайшие земли. И у него для этого было идеальное оружие.

С тех пор как Горианская Империя пала, огров стало меньше. Чтобы как-то исправить положение, камнерогские колдуны предприняли ряд жестоких экспериментов, создав существ, которых огры могли бы использовать в качестве рабочей силы. Самые обещающие результаты были получены от скрещивания огров и рабов-орков.

Дети от этих насильственных союзов звались мок’натал. Они были сильны как огры и умны как орки. Камнероги держали мок’натал в цепях, а те рожали еще больше рабов для своих хозяев. Для того, чтобы держать их в узде, огры убивали всю семью мок’натал, даже если провинился всего один из ее числа.

Император Келгрок освободил многих мок’натал и приказал им пойти войной на орков. Они составили костяк армии огров.

Силы Камнерогов прошли по маршем по Хребту Ледяного Огня и вытеснили орков из богатых земель. Вождь Гарад призвал два клана — Громоборцев и Белых Когтей — присоединиться к Северным Волкам.

Из-за влияния Фенриса Громоборцы отказали Гараду в союзе. Они решили разобраться с Камнерогами по собственному разумению. Отряды Громоборцев атаковали поселения огров темными ночами, убивая молодых и старых.

Белые Когти приняли предложение Северных Волков. Они пошли на союз со Северными Волками, с которыми их объединяло много обычаев и традиций.

Гарад был провозглашен предводителем армии Северных Волков и Белых Когтей. Он назначил сыновей Га’нара и Дуротана своими лейтенантами. Имея столько значительные силы, он ударил по Камнерогам. Им не удалось выиграть сколь значительных битв, но удалось взять в плен нескольких мок’натал, включая их предводителя Леорокса.

Когда Гарад встретил Леорокса, то был поражен тем, что узнал от врага. Вождь всегда считал, что мок’натал служат ограм добровольно. От Леорокса он узнал, как огры обращались с мок’натал и о том, что угроза наказания постоянно висела над всеми членами семьи. После длительного обсуждения Гарад и пленник пришли к соглашению. Они помогут друг другу уничтожить Камнерогов навсегда.

Леорокс вернулся в Крепость Камнерогов и поднял открытое восстание против огров. Мок’натал подожгли крепость и столпы дыма стали сигналом для армии Гарада, которая пошла на ее приступ.

Кровавая битва длилась целый день и объединенные силы орков и мок’натал изгнали огров из крепости. В сердце пылающей цитадели Леорокс задушил Императора Келгрока теми цепями, в которых провел большую часть своей жизни.

Орки победили, но заплатили за это высокую цену. Сотни Северных Волков и Белых Когтей погибли в этой битве, включая Га’нара. Он пожертвовал своей жизнью, чтобы дать возможность многим молодым мок’натал бежать из осажденной крепости. Смерть Га’нара разбила сердце его отца. И хотя Дуротан оставался наследником, Гарад так никогда и не смог оправиться от потери второго сына.

После битвы Гарад предложил Леороксу и его народу земли, которые стали бы их вторым домом. Старейшины мок’натал отказались от предложения, зная, что орки никогда по-настоящему не примут полукровок.

Леорокс собрал мок’натал и поселился в отдаленных землях Горгронда. Земли эти были не богаты, но главное, что они могли жить в мире. Они распустили армию и поклялись браться за оружие только для защиты своих земель.

Вестник Легиона

10 лет до Темного Портала

Кил’джаден многое узнал про орков от Талгата, наблюдавшего за ними. Они были выносливыми, гордыми и могучими. Они также были суеверными существами, которые общались с духами предков и чтили силы природы. Кил’джаден верил, что эти почитаемые орками традиции дадут ему возможность манипулировать ими. Если бы ему удалось подчинить их своей воле, то он смог бы использовать их, чтобы отомстить дренеям перед тем, как сделать частью войск Легиона.

Талгат был взбешен, узнав о планах Кил’джадена. Отступники, наконец, были в его руках. Он не для того потратил тысячелетия на поиски дренеев, чтобы какие-то примитивные орки пролили их кровь. Он потребовал от своего повелителям изменить намерения.

Обычно Кил’джаден убивал за такое нарушение дисциплины, но он понимал причины гнева Талгата. Но все же повелитель демонов не мог позволить подобному неповиновению оставаться безнаказанным. Он приказал Талгату покинуть Дренор. Талгат не будет принимать участие в уничтожении дренеев.

Когда Талгат покинул Дренор, Кил’джаден сфокусировался на том, чтобы развратить орков. Ему нужен был тот, кто будет проводником его воли в народе и он осторожно выбирал того, кто примет его сторону.

Кил’джаден нашел многих достойных кандидатов, но никто из них не был настолько хорош, как Гул’дан. Он происходил из небольшого клана, жившего на окраине Горгронда и был физически слабым. Суеверные орки видели в уродливом теле Гул’дана плохое предзнаменование и в конце концов изгнали его.

Только шаман-старейшина сжалился над Гул’даном. Он наказал ему найти Трон Стихий в Награнде, где он мог бы узнать цель своего существования от духов природы.

Поначалу Гул’дан отверг предложение шамана. Годы издевательств сделали его озлобленным и мстительным. Но после того, как ему пришлось бороться за жизнь среди дикой природы, он отправился на поиски Трона Стихий. Гул’дан добрался до священного места, превратившись в тень самого себя — несчастный орк, исхудавший от голода и находящийся на грани гибели. Он пал на колени и воззвал к духам, обещая служить им, если это будет означать конец его страданий.

Духи ответили ему, но не так, как он надеялся. Они почувствовали тьму и гнев в его сердце и отказали ему также, как и его клан.

Горе переполнило Гул’дана. Все в этом мире отвергало его. У него не было ничего. Он был ничем.

Кил’джаден услышал его отчаянную молитву и проник в его разум. Он пообещал Гул’дану такое могущество, какого не было ни у одного орка. Он был стал богоподобным и мог бы наказывать любого, кто был бы несправедлив к нему. В обмен на эту силу Гул’дан должен был помочь Пылающему Легиону сделать из орков оружие, которое уничтожило бы дренеев.

Гул’дан согласился заключить этот темный пакт. Он не любил свой народ, только презирал. Его традиции и обычаи были причиной его страданий. Если богоподобность требовала манипуляций народом орков, он бы не колебался делать это.

Кил’джаден обучил своего нового слугу умению управлять магией скверны. Повелитель демонов знал, что эти силы изменят физический облик орка или даже привлекут внимание дренеев, поэтому он предпринял шаги для того, чтобы сокрыть новые способности Гул’дана. Кил’джаден научил орка скрывать его силы и применять магию скверны только если это будет крайне необходимо. Гул’дан обучился намного быстрее, чем ожидал Кил’джаден. Он радовался разрушительной силе на кончиках его пальцев.

Так появился первый орк-чернокнижник.

Осквернение Дренора

Теперь Кил’джаден имел агента влияния среди орков, но пока еще не было подходящих условий для того, чтобы натравить их на дренеев. Ему нужно было, чтобы весь народ орков был в отчаянии, ослепленный черными чувствами, так, чтобы они могли действовать как единая сила.

Из того, что Гул’дан рассказал ему про прошлое Дренора, Кил’джаден знал, что когда-то было время единства орков. Давным-давно огры хотели завладеть Троном Стихий. Их вмешательство привело к смятению духов и последовавшим тяжелым временам для мира. В страхе перед голодом, орки объединились и вместе выступили против огров. Если бы Кил’джадену удалось снова посеять хаос среди духов природы, то это могло привести к новому объединению кланов.

Кил’джаден научил Гул’дана тому, как наполнить Трон Стихий магией скверны. Как и замышлялось, порча пробудила духов природы Дренора. Сильнейшие элементали — Гордауг, Абориус, Каландриос и Возжигатель — материализовались, чтобы остановить Гул’дана. Но они никогда не встречали чернокнижника. Орк призвал свою странную магию, чтобы вытянуть силы из Яростней, усилив свою мощь. Он почти уничтожил их, но они успели бежать от его гнева.

В первый раз в жизни Гул’дан смог кого-то победить. И вкус победы этой был ядом.

Магия скверны Гул’дана привела к хаосу среди духов природы. Когда сезоны закончились, после сильных дождей прошли оползни. Наводнения затопили Горгронд и часть Награнда. Необычные снегопады накрыли части Танаанских джунглей и заковали Леса Террокар в лед. Реки и ручьи высохли, что привело к массовому падежу копытней и талбуков.

Болезни, нехватка воды, неурожаи привели к тяжелым страданиям в народе орков. Шаманы не могли предложить ничего, чтобы исправить положение. Духи природы были терзаемы энергией скверны и теперь редко говорили с орками.

Гул’дан использовал свою магию, чтобы распространить «красный туман» среди орков. Это была самая страшная эпидемия в истории орков. На протяжении месяцев сотни умерли от болезни.

Многие заразились болезнью во время Кош’харга в Награнде. Нер’зул собрал кланы вместе, чтобы обсудить трудности, возникшие с духами природы. После того как фестиваль закончился, и орки начали возвращаться домой, у некоторых из них появились признаки болезни. Среди тех, кого поразила хворь, был вождь Гарад из клана Северных Волков.

Нер’зул боялся, что эти орки заразят других. Он уговорили Гарада и других пораженных чумой остаться в Награнде. Они построили новую деревню для того, чтобы отделить больных от остальных орков.

Гарад был опечален тем, что не может вернуться домой, но решение Нер’зула было мудрым. Последнее, что хотел для своих соплеменников Гарад — это заразить их чумой. Гарад остался в Награнде и возглавил тех, кто был заражен «красным туманом».

Дуротан хотел остаться с отцом, но Гарад дал ему другой приказ. Юный Северный Волк был его единственным оставшимся потомком. Гарад уговорил Дуротана вернуться домой и на время возглавить клан.

Это был последний раз, когда Дуротан видел отца. В течении нескольких недель «красный туман» убил его. И хотя он возглавлял жертв чумы недолгое время, Гарад заслужил вечное уважение. Поселение больных чумой было названо в его честь — Гарадар.

Тень Нер’зула

8 лет до Темного Портала

Жестокость и отчаяние охватило кланы. Кил’джаден чувствовал что время почти пришло, но нужен был пользующийся влиянием орк. Гул’дан при всех его талантах, не мог бы вдохновить орков или вести своим примером. Повелитель демонов приказал своему слуге найти того, кто сможет это сделать. Но сначала Гул’дан должен был уничтожить всех тех, кто знал его прошлое.

Чернокнижник, чье лицо было скрыто клобуком, вернулся в свой старый клан. Он обрушил на поселение огонь скверны и обратил в пепел всех до единого орков. Когда адский огонь отступил, ничего не осталось. Теперь не было никого, кто знал истинного прошлого Гул’дана.

Уничтожив свое прошлое, он решил присоединиться к клану Призрачной Луны. Его мудрый шаман пользовался уважением среди орков. Один из них идеально подходил на роль пешки Легиона.

Гул’дан был осторожен и скрывал свое владение магией скверны, никогда не открывая того, что он чернокнижник. Он сказал оркам Призрачной Луны, что огры уничтожили его деревню и убили всех, кроме него. Хотя это и было не в правилах клана, принимать чужаков в свои ряды, орки Призрачной Луны сжалились над ним. Новичок осторожно наблюдал за шаманами-старейшинами, чтобы понять кого из них проще всего переманить на свою сторону. После долгих размышлений он выбрал харизматичного и беспокойного вождя Нер’зула.

Нер’зул был преданным клану предводителем, упрямым и прямолинейным. Он неотступно следовал принятому решению, шел к цели, не смотря ни на что.

Эти качества должны были хорошо послужить Гул’дану и Легиону. Но еще более важным было внутреннее беспокойство и печаль Нер’зула. Несколько лет назад обожаемая им жена, Рулкан, умерла. Со временем боль утраты прошла, но хаос, в который впали элементали Дренора, открыл старые раны Нер’зула. Он всегда находил успокоение в беседах с духами природы, но сейчас они молчали. Нер’зул снова стал вспоминать Рулкан и снова стал переживать потерю, как-будто она случилась вчера.

Гул’дан решил использовать темные чувства, что наполняли Нер’зула. Он рассказал старому шаману о своих печалях, о семье и друзьях, которых «потерял» в той деревне. Со временем они стали друзьями, доверяющими друг другу. Он даже смог убедить шамана взять его в ученики.

Через Гул’дана Кил’джаден получил в свое распоряжение влиятельную фигуру, которая могла бы быть проводником его воли. Кил’джаден начал искажать мысли Нер’зула, а Гул’дану дал новую задачу. Орки были в отчаянии и растерянности и теперь они должны были увидеть в дренеях врагов.

Гул’дан был способен выполнить это.

Хроники Варкрафт — читать больше!

warcraft chronicle vol1 banner

Author: Deckven View all posts by

5 Comments on "Warcraft Chronicle, том 2. История клана Мок’Натал. Кил’джаден и Гул’дан"

  1. Allanian 25 Апрель 2017 в 8:43 -

    Шикарно)), спасибо за перевод, и 1 книгу читал в твоем переводе!)

  2. WowAnon 25 Апрель 2017 в 11:29 -

    Я правильно понимаю, что историю снова немного изменили? В оригинале демоны сразу вышли на Нер’зула, а Гул’дан уже потом подтянулся. Когда же близзы придут к единому мнению? :)

  3. Deckven 25 Апрель 2017 в 12:30 -

    @ WowAnon, судя по всему да. Но Хроники это по сути новый канон, так что все что было раньше можно игнорировать ;)

  4. Vemy 25 Апрель 2017 в 18:33 -

    Ну там такие изменения… Которые как червь влезают в старый канон, немного толкаясь и двигая его, но оставляя картину такой же и лишь дополняющей её.

  5. Chesey 16 Май 2017 в 17:06 -

    По-старому каному, духи замолкли (из-за чего не помню), а демоны прикинувшись женой Нерзула, манипулировали им. После подключился Гулдан (вроде бы в качестве ученика), потом Нерзул понял, что совершил ошибку и хотел все исправить, но вмешался Гулдан и взял власть в свои руки.
    Спасибо за перевод!
    П.с. мне по душе больше старый канон, но и новый хорош!

Leave A Response