Warcraft Chronicle, том 2. Зерна ненависти

388338

О том, как возникла первая Орда орков

Зерна ненависти

Для того, чтобы разжечь конфликт между орками, Гул’дан использовал клан Ветра Клинков. Их самая большая деревня находилась на краю Леса Тероккар, возле столицы дренеев, Шаттрата. На протяжении десятилетий напряжение между орками и их соседями росло. Иногда орки нападали на караваны дренеев, пленяли или убивали тех, кто не мог бежать.

Клан Ветра Клинков сильно пострадал, когда духи природы пришли в смятение. Их источники высохли, а живность, на которую они охотились, пала. «Красный туман» выкосил многих орков клана. Почти три четверти клана умерли от болезни.

Оставшиеся впали в отчаяние, что сделало их уязвимыми для манипуляций.

Гул’дан предстал перед кланом, как посланник Призрачной Луны. После долгих разговоров и обсуждений, он убедил их в том, что дренеи являются причиной их бед — и красного тумана и беспокойства духов природы. Гул’дан заверил их в том, что если они прольют кровь дренеев, то это успокоит элементалей.

Как и все орки, Ветры Клинков высоко ценили советы шамана и лишних вопросов не задавали.

Легко вооруженные отряды орков вскоре стали нападать и грабить караваны дренеев и число их было большим, чем ранее. Орки убили десятки невинных и взяли столько пленных, сколько смогли. Одной из плененных дренеек была Леран, сестра Воздаятеля Мараада.

Когда Мараад узнал об этом, он потребовал от предводителей дренеев дать достойный отпор. К нему присоединилось множество других Воздаятелей. Ветры Клинков слишком часто нападали на торговцев. Пришло время уничтожить угрозу раз и навсегда.

Велен призывал к спокойствию. С Пророком что-то было не так. Все эти долгие годы, что прошли со дня крушения Генедара, его способность к предвидению медленно восстанавливалась. Но его видениям нельзя было доверять. Странные и непонятные образы тревожили его сознание.

Но все же что-то он мог предвидеть ясно. Незадолго до атаки Клинков, он имел видение огромной тени, что нависала над орками и направляла их действия.

Велен и экзархи, послали Рагнари разведать намерения Клинков и узнать, что за неведомая сила стояла за их жестокостями. Разведчики дренеев не обнаружили никаких признаков того, что орками кто-то манипулирует, но они принесли ужасные вести. Орки убивали пленных дренеев, принося их в жертву духам, чтобы умиротворить их. Всего несколько пленников оставались в живых и Леран находилась среди них.

Мараад не мог больше ждать, пока еще оставался шанс спасти сестру. Его страстный призыв к Велену и экзархам начать войну с орками не остался без ответа. Предводители дренеев согласились.

Небольшой отряд Воздаятелей и разведчиков Рангари под началом Мараада штурмовал деревню орков. К тому часу, когда они достигли места заключения, Леран и другие пленные уже были мертвы. Вид изуродованного тела сестры привел Мараада в ярость и он учинил жестокие бесчинства в орочьей деревне.

Гул’дан издали наблюдал за происходящим в деревне. Орки были настолько отчаянны в своих бесплодных попытках задобрить духов жертвами, что сражались до последнего. Всего несколько выживших бежали на восток по направлению к Долине Призрачной Луны, но им не довелось добраться до нее.

Гул’дан убил всех выживших, чтобы никто не мог рассказать о том, что в действительности произошло в Лесу Тероккар. Только его история имела право на существование.

После возвращения в клан Призрачной Луны Гул’дан рассказал о зверствах, которые он «видел». Дренеи без причины напали на клан Ветра Клинков и учинили резню. Они убили всех, мужчин и женщин, детей и стариков. Весть о кровопролитии разнеслась по кланам.

Семена ненависти были посеяны.

Leran and Maraad

Шепот мертвых

Пока Гул’дан натравливал клан Ветра Клинков на дренеев, Кил’джеден овладевал чувствами Нер’зула. В снах орка он представал в образе его возлюбленной жены Рулкан. Этот фальшивый дух поведал Нер’зулу, что красный туман и буйство элементалей — все это было делом рук дренеев. Этот народ затворников искал способы сжить орков со света белого.

Поначалу Нер’зул отнесся к словам Рулкан подозрительно. Конфликты между орками и дренеями случались, но редко. Он никогда не считал их воинственными существами. Но когда Гул’дан принес вести о резне, Нер’зул изменил свое отношение.

Рулкан окзалась права. Дренеи были не теми, за кого себя выдавали.

Дух Рулкан запугивал Нер’зула. Она рассказала что есть только один путь к спасению орков — начать войну с дренеями. Но они не могли начать войну, будучи в том положении, что сейчас. Им нужно было объединиться в единую армию, как столетия назад, когда Горианская Империя угрожала существованию орков. Рулкан убедила Нер’зула в том, что он является спасителем своего народа. Ни у кого среди вождей кланов не было такой мудрости, чтобы вести за собой всех орков.

Нер’зул поведал своему клану, что он узнал от Рулкан. Суеверные орки редко возражали против советов почитаемых ими духов предков. Предупреждение Рулкан приняли за правду. Клан Призрачной Луны поддержал Нер’зула, Гул’дана и иже с ними.

Нер’зул немедленно послал гонцов к другим кланам. Они должны были встретиться около подножия Ош’угуна, где шаманам давались знамения от предков.

Кил’джеден тоже готовился к этой встрече. Он направил свою силу на Ош’угун, отрезав орков от возможности общаться с настоящими духами предков. Он также проник в разумы старейших шаманов Дренора. Тоже, что он сделал с Нер’зулом — приняв облики духов, которым доверяли шаманы, передал им послание о жестоких намерениях дренеев.

Создание Орды

На протяжении нескольких недель вожди орков стекались к Ош’угуну. Громмаш Адский Крик, Килрогг Мертвый Глаз, Каргат Острорук, Чернорук, Фенрис и другие прославленные вожди заняли свои места в тени кристаллической горы.

Вождь Северных Волков, Дуротан, тоже прибыл к Ош’угуну. Он пришел со своей супругой, Дракой, и шаманом-старейшиной, Дрек’таром. Для Дуротана собрание около Ош’угуна было редкой возможностью встретиться со своим старым другом, Оргримом Молотом Рока, который стал правой рукой вождя Чернорука. В последние годы его обязанности перед кланом не давали возможности встречаться регулярно.

После того как Дуротан и Оргрим вновь встретились, старейшина Нер’зул, наконец, предстал перед кланами. Он поведал от пророчествах Руклан и других тревожных вещах, о которых узнал. Дренеи были причиной беспокойства духов природы и эпидемии красного тумана. Уничтожение клана Ветра Клинков стало всего лишь началом, и были знаки того, что случится еще больше смертей. Дренеи собирались уничтожить всех орков.

Но надежда отвратить неминуемое еще оставалась. Если бы кланы забыли о своих различиях и объединили силы, они бы смогли уничтожить дренеев и спасти мир.

Нер’зул знал, что просит слишком многого от орков, народа, который не был склонен к союзам. Он дал вождям день и ночь на то, чтобы обдумать его слова.

Орки спорили до глубокой ночи. Такие воинственные вожди как Громмаш, Чернорук и Каргат, поддерживали объединение. Они были готовы к войне с того дня как услышали вести о уничтожении клана Ветров Клинка.

Другие не жаждали крови. Одним из тех, кто выступал против войны стал вождь Белых Когтей, Загрел. Он не верил в то, что уничтожение дренеев сделает жизнь орков лучше. Хуже того, это могло прогневать духов природы еще больше.

Дуротан придерживался того же мнения. Когда-то они вместе с Оргримом повстречали дренеев и получили убежище в их городе. Орки даже встретили их таинственного предводителя, Велена.

Могли ли такие миролюбивые существа идти войной против орков? На что они рассчитывали, делая так? Было ли их гостеприимство лишь уловкой чтобы узнать больше о народе орков?

И хотя Дуротана разрывали противоречивые мысли, он не сомневался в мудрости древних духов предков. Если они видели в дренеях угрозу, то так оно и было. Другие шаманы, включая Дрек’тара, тоже имели видения, что подтверждали опасения Нерз’ула.

В ход споров между вождями вмешался Гул’дан. Он знал, что другие орки считали его слабым из-за его физических недостатков и он использовал это. Он открыто выступил в поддержку Нерз’ула и войны. Провозглашая это, он сделал из объединения вопрос чести. Даже если такой слабый, как он, хочет драться и умереть за кланы, то те, кто отказываются от этого — трусы.

Манипуляции Гул’дана обратили на его сторону многих орков, но не всех. Он запомнил слова Загрела и тех, кто упрямо сопротивлялся объединению. Он запомнил их имена.

На рассвете орки собрались вместе, чтобы проголосовать. Почти все вожди согласились.

С этого дня они стали Ордой.

Пророчество Молота Рока

Оргрим владел оружием, известным как Молот Рока, которое передавалось в его семье из поколения в поколение. С этим легендарным артефактом связывали пророчество. Оно говорило о том, что последний из династии Молотов Рока этим оружием принесет горе оркам. После этого оружие перейдет к тому, кто не будет членом клана Черной Горы. Этот новый владелец использует Молот Рока, как оружие возмездия.

Хроники Варкрафт — читать больше!

warcraft chronicle vol1 banner

Author: Deckven View all posts by

2 Comments on "Warcraft Chronicle, том 2. Зерна ненависти"

  1. Alex Wrynn 20 Июль 2017 в 23:15 -

    1.»Нер’зул знал, что просит слишком много от орков»
    Я думаю здесь лучше подойдёт «многого».
    2.»Ни у кого среди вождей кланов не обладал  мудростью, чтобы вести за собой всех орков.»
    Ни у кого среди вождей кланов не было такой мудрости…?
    3.»Дух Рулкан запугивал на Нер’зула.»
    Лишняя «на»
    4.»Они были готовы к войне с того дня уак услышали вести о уничтожениЕ клана Ветров Клинка»
    5.»Он не верил в что уничтожение дренеев…»
    Пропущена «то»
    6.»Почти вожди согласились»
    Не хватает «все».
    Это всё что удалось найти и бросается в глаза.

  2. Deckven 21 Июль 2017 в 8:27 -

    @ Alex Wrynn — спасибо, все исправил ))

Leave A Response