Warcraft Chronicle, том 2. Темный Портал

Dark Portal 2

О Темном Портале, схватке Хранителей и первом визите Гароны в Каражан.

Темный Портал

Возведение Темного Портала шло к завершению, а Чернорук упрочивал Орду. Боевой вождь запретил стычки и дуэли между орками, чтобы они понапрасну не тратили сил. Орда ослабла и для предстоящего вторжения в Азерот ему был нужен каждый воин.

Несмотря на то, что многие орки рвались в бой, Дуротан видел в этом попрание традиций. Вождь Северных Волков не мог более молчать о том, что происходило с его народом. Мир умирал. Орки стали кровожадными хищниками. Дуротан стал выступать против Гул’дана и магии скверны. Он убеждал орков найти путь излечить свой мир. Многие кланы видели в этом предательство и трусость Северных Волков и выражали негодование в их сторону.

Гул’дан продолжал пристально наблюдать за Дуротаном, но его главные усилия сейчас были направлены на иное. Он и Чернорук убедили орков в том, что завоевание Азерота это единственный путь к спасению. Многие орки, особенно те, что выпили крови Маннорота, были рады снова воевать и убивать. Дренор умирал, никто не мог этого отрицать. Если Орда не найдет новый дом, все погибнут.

Как только портал был завершен, Гул’дан вместе с Медивом начали приготовления. Чернокнижник должен был начать ритуал со своей стороны, чтобы сделать проход в материи вселенной. Количество необходимой первичной энергии было колоссальным. Это требовало совместных усилий Медива и Гул’дана, но… даже этого оказалось бы недостаточно.

Почти все пленные дренеи были свезены к основанию врат. Как только ритуал начался, Гул’дан высосал из них всю жизненную силу. Этот поток энергии вызвал искру, которая могла преодолеть столь огромные пространства.

В то же время Медив начал ритуал со своей стороны, в Азероте. В трудно доступных болтах к востоку от Каражана, известных как Черная Топь, он призвал всю силу Хранителя, чтобы открыт проход между мирами. Совместные усилия Медива и Гул’дана привели к тому, что портал засиял и ожил, создав мост между двумя мирами.

Гул’дан и орки, прошедшие через портал увидели, что обещанный чужаком в клобуке мир был реален.

Чернорук послал своих самых доверенных разведчиков — орков калана Кровавой Глазницы и Чернозубов — разведать, что находится на той стороне. Они проникли в Черную Топь и разбили там лагерь. С разведчикам пришли чернокнижники, задачей которых был надзор за возведением каменных врат со стороны Азерота. Этот портал должен был укрепить проход между мирами.

Пока продолжалось строительство, орки разведывали земли, что лежали вокруг.

Схватка Хранителей

Количество энергии, необходимой для открытия Темного Портала, не позволило скрыть его создание. Медив маскировал свои действия так долго, как только мог, но рев открывающегося между мирами прохода напугал всех живых существ в близлежащих землях.

В большинстве своем они не могли понять откуда исходил шум. Только один человек смог понять, где это произошло и это была Эгвинн. Она немедленно отправилась в дорогу, чтобы понять, что вызвало этот шум.

Она была шокирована Темным Порталом и зеленокожыми существами, которые разбили военный лагерь в Черных Топях. Они были опасны и помечены скверной Пылающего Легиона. Эгвинн никогда не видела орков и не знала о существовании Дренора, но чувствовала существование моста, соединявшего Азерот с другим миром.

Она потрясена, когда осознала, что для открытия портала была использована магия Хранителя. Ошибки быть не могло, только один человек в Азероте мог применить эту силу таким образом и это был ее сын, Медив.

Эгвинн также почувствовала присутствие и магии скверны, что переплелась с его магией. Эгвинн не могла представить как это произошло, но каким-то образом Медив стал союзником Легиона.

С тяжелым сердцем она решила, что должна остановить его.

Вместе с драконом синей стаи Арканагосом и несколькими доверенными друзьями, которых она нашла за время своего изгнания, Эгвинн пришла в Каражан, чтобы вступить в схватку с Медивом.

В башне было полно знати, подогретой ожиданием очередного бала. Эгвинн проникла в башню одна, в надежде убедить Медива отдать свою силу мирно. Этого не случилось. Существо, с которым Эгвинн сражалась в тот день было не Медивом, но Саргерасом. Владыка Пылающего Легиона полностью взял под контроль разум Хранителя, подавив всю его память и мысли, управляя каждым его движением.

Саргерас поведал Эгвинн, что природа тьмы в Медиве имеет те же корни, что и ее чувства в те времена, когда она была Хранителем. Дело было не в бремени Хранителя. Саргерас передал часть своей сущности. Ее душа восприняла тьму владыки Легиона в тот далекий день, когда они бились в пустошах Нордскола и была сокрытой до самого рождения ее сына.

Эгвинн была поражена открывшейся истине. Это не она победила Саргераса столетия назад, это он победил ее. Тьма поселившаяся в ее сердце, не была бременем Хранителя, но ее заклятым врагов. Обрекла ли она своего сына на судьбу раба Легиона? Имело ли значение само существование Хранителя? Все эти откровения могли сломать простого человека, но не Эгвинн. Она не отчаялась, напротив, это разозлило ее. Она должна была победить Саргераса здесь и сейчас, даже если это означало смерть ее любимого сына.

Эгвинн и Саргерас снова сошлись в бою. Шум битвы потряс башню до основания. Собравшиеся было повеселиться гости бежали. Арканагос ввязался в битву, как только увидел, как одно из заклинаний Саргераса поразило Эгвинн.

Несмотря на то, что он был драконом, Саргерас легко победил его. Повергнув его наземь, Саргерас сжег дракона изнутри, оставив только кости.

Это обозлило Эгвинн еще больше. Он освободилась от оков заклинания Саргераса. Владыка Легиона контролировал почти всю силу Хранителя, но за плечами Эгвинн были века опыта. Великая дуэль продолжилась и постепенно она стала брать верх.

Саргераса охватило отчаяние. Он собрал силы для последней атаки. Подобно тому, как Гул’дан вытянул жизненную силу из пленных дренеев, Саргерас воспользовался жизнями сотен людей, бежавших из Каражана. Только Мороузу он оставил жизнь.

Саргерас направил все силы Медива на то, чтобы уничтожить Эгвинн. Но малая часть души Медива все еще могла сопротивляться. Его сила, пульсировавшая жизнями сотен людей, исторгла Эгвинн из Каражана и забросила ее далеко в другое место. Медив не знал, куда он послал ее, но не чувствовал ее присутствия в Азероте.

После того, как битва завершилась, Саргерас скрылся в глубине души Хранителя. Медив не помнил того, что владыка демонов контролировал его, но он знал, что бился со своей матерью. Он боялся, что потерял контроль над своей силой, как этой случилось перед тем как он впал в кому много лет назад. В прошлый раз он убил своего отца. В этот раз он погубил цвет штормградской аристократии.

Только один обитатель Каржана, Мороуз, остался в живых да и то, тронулся рассудком от того, чему стал свидетелем. Медив пытался освободить память Мороуза от наиболее мучительных воспоминаний, но тот так и не смог стать прежним.

На Каражан легла тень.  С тех пор по пустынными залам башни блуждали духи сотен убитых в тот день людей.

Гарона и Хранитель

В то время как Эгвинн билась с Медивом, Орда перебрасывала силы через портал. Гарона пришла с первым отрядом разведчиков и доложила Гул’дану, что чужака в клобуке нигде нет.

Гул’дан пришел в ярость. Он хотел узнать об истинном происхождении чужака. Гул’дан считал его демоном, прикрывающемся человеческой личиной.

Орки прочесали Черную Топь и встретили несколько охотников и торговцев, которые не оказали сильного сопротивления. Большая часть людей была убита, но нескольких взяли в плен. Поначалу от них не было никакого толку, поскольку орки не знали их языка.

Но Гарона имела способности к языкам и проводила с пленными много времени. Она не спрашивала их о маршрутах патрулей штормградской стражи — на эти вопросы они бы не стали отвечать. Но многие пленные были рады обучить Гарону нескольким словам в обмен на хлеб и воду.

Но нужных сведений по-прежнему не хватало. Один из пленных неустанно проклинал орков, говоря им о том, что они обречены. Он рассказывал о том, что среди людей жил могучий волшебник, который одним махом покончил с целой армией троллей. Для него не будет большим делом разобраться с поселившимися в Черных Топях зеленокожими «зверями».

Гарона слушала эти проклятья и вынесла из них имя и название места: Медив, который жил в башне Каражан. Убийца Совета Теней быстро собралась в путь, считая что сможет проникнуть в башню и осмотреть ее. Худшего момента для этого дела трудно было представить.

После битвы с Эгвинн Медив был в подавленном состоянии духа и относился к незнакомцам с большой подозрительностью. Он взял Гарону в плен в тот момент, когда только увидела башня.

Поначалу Гарона думала, что пленивший убьет ее, особенно когда она посмотрела в глаза Медива. Она не знала, что это был незнакомец, который бывал в Дреноре и заключил пакт с орками. Но она почувствовала присутствие в нем великой тьмы.

Но Медив не убил ее. Она не имела сведений нужных ему, но вызывала любопытство. Он не видел ее во время своих путешествий в Дренор и не упоминал о том. Она не была ни чистым дренеем ни орком. Гарона была изгоем и это вызвало его симпатию. К тому же она была весьма умна. Она уже довольно хорошо говорила на языке людей. Медив научил ее нескольким словам и фразам, которые Гарона быстро запомнила.

Стало понятно, что она не представляет опасности для него и, благодаря бесконечной жестокости Гул’дана, не любила Орду. Медив решил, что лучше иметь союзника — или даже друга — чем еще одно приведение, блуждающее по башне. Он освободил Гарону и добавил, что всегда будет рад видеть ее в Каражане, она может приходить в любое время.

Возвратившись к Темному Порталу Гарона доложила Гул’дану о том, что узнала. Она не ведала о том, что Гул’дан уже все знал. Он имел тесный контакт с ее разумом и видел то, что видела она. И он понял то, чего не поняла она — Медив являлся тем самым таинственным незнакомцем, который прибыл в Дренор много лет назад. Это был человек? Только и всего? Гул’дан ожидал чего-то… большего. Возможно, замаскированного командира Легиона.

Гул’дан решил, что Медив бесполезен и с ним покончено, он убьет мага сам.

Но Гул’дану были нужны сведения о Гробнице Саргераса. Он рассказал Гароне, что в логове мага хранятся знания об этом. Он приказал ей добыть их любой ценой.

Первое столкновение

По мере того, как в Черные Топи стало прибывать все больше и больше орков, в Штормград стали поступать донесения о таинственных зеленых существах, шныряющих по болотам. По городу пошли слухи. Что это? Мстительные духи? Тролли, владеющие новой магией? Какой-то новый народ из-за Великого Моря, готовый пойти войной на людей?

Король Ллейн отправил Лотара узнать об истинном положении дел. С небольшим отрядом, тот прочесал Черные Топи. Вскоре его отряду пришлось вступить в бой Ордой. В первый раз орки столкнулись в нескольких кровавых схватках с рыцарями Штормграда.

Солдатам Штормграда удалось одержать несколько побед, но на каждого убитого орка приходилось два новых. В каждой новой стычке их число возрастало и вскоре отряды Лотара оказались перед все возрастающими силами противника. Лотар приказал отступать. Это было невозможно, как враги могли получать подкрепление так быстро?

Лотар с отрядом смог зайти глубоко в топи, где обнаружил Темный Портал. Земли охранялись большими силами врагов. Лотар отправил королю Ллейну донесение о том, что враг откуда-то получает подкрепление. Королевству надо было готовиться к большой войне.

Тем временем разведчики доложили Черноруку, что люди знают об их присутствии. Время приготовлений и разведки вышло.

Скоро должна была начаться Первая Война.

Хроники Варкрафт — читать больше!

warcraft chronicle vol1 banner

Author: Deckven View all posts by

Leave A Response