Warcraft Chronicle, том 3. О Кел’Тузаде, Тралле и расколе Альянса

New Horde

Продолжение 3-го тома Warcraft Chronicle. О молодом поколении знати, Кел’Тузаде, ранних годах Тралла и Культе Проклятых

К предыдущей части

Молодые наследники

Вопреки махинациям Черной стаи драконов, людские королевства медленно возвращались к прежнему процветанию. Даже то, что их связи были уже не столько крепкими, не мешало этому.

Вариан Ринн, юный принц, которому удалось бежать из Штормграда, разрушенного Ордой в Первую Войну, теперь стал королем. Его знали, как сильного, справедливого и дальновидного правителя. Он руководил восстановлением Штормграда и женился на дворянке по имени Тиффин Эллериан. У них родился сын, которого они назвали Андуином в честь героя Андуина Лотара, почитаемого полководца, который погиб во время Второй Войны.

Главнокомандующий адмирал Даэлин Праудмур, один из полководцев, что одержали победу над Ордой на море, все еще скорбел о тех потерях, что ему довелось пережить во время Второй Войны. Железной рукой он держал порядок на морях, преследуя пиратов и грабителей, которые смели покуситься на его земли. Его юная дочь, Джайна Праудмур, устала от мрачных настроений отца и выбрала обучение в Даларане. После нескольких лет, она начала изучать тайную магию в Кирин Торе и, в конце концов, стала ученицей легендарного архимага Антонидаса.

У короля Теренаса Менетила II Лордеронского был сын Артас, которого он решил сделать воином, несущим справедливость. Артас Менетил в совершенстве овладел искусством меча, будучи в обучении у посла Стальгорна в Лордероне, Мурадина Бронзобородого. Также юноша был обучен путям Света паладином Утером Светоносным. Когда принцу исполнилось девятнадцать, его приняли в Орден Серебряной Длани и он стал паладином. Хотя Артас был своенравен и упрям, он показал себя как отважный герой, который никогда не избегал самых опасных заданий. Когда аманийские тролли послали банды к границам Кель’Таласа, Артас был одним из тех, кто преследовал их и восстановил справедливость.

Артас часто был в центре внимания лордеронского двора, в особенности, когда его сопровождала Джайна Праудмур. Их роман был источником слухов и сплетен, но в конце концов, Джайна предпочла тайные науки, а Артас сосредоточил свои усилия на том, чтобы в будущем стать достойным королем.

Они разошлись из-за своих личных амбиций, но никогда не теряли чувств друг к другу.

Arthas and Jaina

Война Паука

Вдалеке от земель людей, Король-Лич стремительно набирал силы и увеличивал численность своей воистину ужасной армии. Большая часть обитателей Нордскола легко пала жертвой чумы нежизни, и поэтому мощь его армии лишь неуклонно росла.

Но не прошло много времени прежде, чем Король-Лич предстал перед своим первым настоящим испытанием. В Нордсколе обитала древняя раса инсектоидов, которых называли нерубами, и они были невероятно свирепы в бою. Их грандиозное подземное королевство Азжол-Неруб простиралось в далекие пределы ледяной тундры. Нерубы знали о существовании Короля-Лича и не могли позволить ему поработить их. Любые попытки распространить чуму нежизни в их землях жестоко обрывались вмешательством лидера нерубов, могущественным полководцем по имени Ануб’арак.

Король-Лич не нашел способа сломить их оборону. Поэтому он решил просто стереть нерубов в пыль.

Армия нежити Короля-Лича вела войну на истощение против инсектоидов на протяжении нескольких лет. Каждый павший становился частью армии Короля-Лича, и когда эта сеча подошла к концу, он с удовольствием возродил самого Ануб’арака в качестве могущественного неживого приспешника. Бывший правитель теперь стал рабом, и хотя он пытался сорвать свои оковы, он не мог вырваться из них и освободиться.

Король-Лич был настолько поражен сопротивлением нерубов, что позаимствовал их архитектурный стиль. Он наполнил их зазубренные зиккураты магией, отчего они взмыли в небо над Нордсколом. Со временем, вид этих некрополей начнет вселять ужас всему Азероту.

Теперь власть Короля-Лича над Нордсколом была неоспорима. И всё же, время высвободить чуму нежизни на Восточные Королевства еще не настало. Присоединение существ подобных Ануб’араку в его ряды показало ему целесообразность осквернения разума могущественных созданий. Ему понадобятся такие союзники, чтобы закончить свое дело. Более того, Король-Лич втайне надеялся переманить этих союзников на свою сторону и использовать их, чтобы освободиться от Легиона.

Король-Лич направил свое сознание в разные уголки мира в поисках тех, кто поддастся искушению той силы, что он готов им предложить. И несколько голосов откликнулись на его зов.

Кел’Тузад

15 лет после открытия Темного Портала

Одним из самых могущественных созданий, что услышали призыв Короля-Лича, был тот, кто некогда являлся одним из лидеров Кирин Тора, правящей магократии Даларана. Когда-то Кел’Тузад был уважаемым и почитаемым ученым в области искусств тайной магии. Но в последние годы, его исследования сместились в изучение темного ремесла некромантии — в манипуляции жизнью и смертью.

Его деяния не просто осуждались: они находились под абсолютным запретом законов почти столько же древних, что и сам Кирин Тор. Его неоднократно порицали за эти проступки и лишили большой части официальных полномочий — он уже находился на грани полного изгнания из Даларана.

Кел’Тузад был разгневан тем, что он считал всего лишь закостенелым консерватизмом и устаревшим мировоззрением Кирин Тора. В Азерот совсем недавно вторглись существа из другого мира. Даже на сам Даларан было совершен нападение вскоре после Второй Войны. То были рыцари смерти Орды, неживые воины, обладавшие некромантическими способностями, что проникли в город. Кел’Тузад увидел их в деле. Он не имел намерений оставить возможность изучить их силу, сейчас он знал, что может сделать.

Король-Лич предложил ответы на все его вопросы, так же, как и тайные знания о некромантической магии. Он намеренно скрыл свою связь с Легионом, представляя себя как независимую сущность, действующую по своему разумению.

Кел’Тузад подчинился. Он отказался выполнять свои обязанности в Даларане и отправился в путешествие в Нордскол, чтобы лицезреть силу Короля-Лича. Он увидел руины Азжол-Неруба, он повстречал властителя Ануб’арака. Он даже лицезрел ужасы зиккурата Наксрамас.

Это было больше, чем оно мог желать. Кел’Тузад недолго размышлял о возможности бегства, прислужники Короля-Лича пояснили ему очень ясно, что время для размышлений прошло. Кел’Тузад будет служить Королю-Личу, единственный выбор, который ему оставили, состоял в том, будет он служить Королю-Личу живым или в виде нежити.

KelTuzad

Кел’Тузада заставили прийти к Ледяному Трону и принять его «награду». Король-Лич пообещал, что его верность будет вознаграждена так, как он и не мог бы себе представить. Он приказал Кел’Тузаду возвратиться в Лордерон и собрать армию верных последователей. Впоследствии они будут призваны и распространят чуму среди людей тех земель.

Кел’Тузад подчинился. Его сомнения были отброшены и он желал служить Королю-Личу. Сила, которую он получил от Короля-Лича была поистине божественного происхождения.

Когда Кел’Тузад прибыл в Лордерон он выглядел так, как выглядят святые, молясь в надежде новым божествам. Демагогическими речами он завоевал любовь черни, играя на их разочарованиях лордеронской властью. Он заверял, что сможет избавить от страданий угнетенных, дать надежду отчаявшимся и привести всех к бессмертию. Ложь давалась ему легко. Он видел мощь нежити. Сейчас он был связан с Королем-Личем и более не боялся смерти. Он даже мечтал о том дне, когда избавится от клещей плоти и станет более могучим в форме нежити.

Для богатых он использовал другой подход. Он втирался в доверие к вельможам и землевладельцам и предлагал им власть – и бессмертие – если они присоединятся к нему. Некоторые смотрели с подозрением на «народное движение», которое противопоставляло себя властям, но Кел’Тузад успокаивал их страхи. Он говорил, что чернь не представляет угрозы, она просто инструмент для избранных, который уничтожит их врагов и приумножит богатства.

Впоследствии Кел’Тузад собрал под собой многих. Очень немногие понимали истинный ужас того, что их ожидало. Только те, в ком он был полностью уверен и полностью обратился к тьме, могли узнать правду про чуму и то, какие беды она принесет людям.

Со временем последователи Кел’Тузада стали известны как «Культ Проклятых».

Штаб-квартира секты разместилась в катакомбах под древней крепостью людей и стала называться Некроситетом. Здесь Кел’Тузад обучал наиболее верных учеников искусству некромантии. Темные маги быстро обучались этому искусству. Они проводили ужасающие эксперименты, оживляя скелетов из склепов крепости. Некоторые некроманты разрубали на части трупы и использовали части тел для создания бездумных великанов, которых называли поганищами.

Пока шли эти опыты, Кел’Тузад посвятил себя самому важному эксперименту. Он принес образцы чумы-нежизни из Нордскола в Некроситет. Он неустанно работал над тем, как создать штамм чумы, который был бы одновременно и эффективным и неуловимым. Он планировал распространить чуму по Лордерону, используя зерно. Он хотел, чтобы инкубационный период был долгим настолько, чтобы первые симптомы проявились как можно позже – таким образом удалось бы заразить большое число людей.

После многих месяцев экспериментов ему удалось это сделать.

Тралл

К югу от Некроситета, Альянс Лордерона продолжал растрачивать ресурсы на поддержание лагерей для заключенных. Надзирал за этими лагерями дворянин Эдалас Блэкмур, заслуженный ветеран Второй Войны.

Эдалас имел личное мнение относительно лагерей – он считал свои обязанности обузой, а сами лагеря оскорблением для Альянса. Его отец, Эделин Блэкмур, стал изгоем из-за того, что предал Лордерон несколькими годами ранее. Эдалас считал, что властители все еще видят в нем «сына предателя» и отяготили его этой неблагодарной работой, которая не приносила никакой славы.

Но Эдалас, как и его отец, был великолепным военным стратегом. У него было оружие, которое, как верил, сможет восстановить его былое положение в Альянсе…

Сразу после завершения Первой Войны, Эдаласу довелось обнаружить нечто удивительное. Он нашел в лесу орка-ребенка, одинокого и брошенного, лежащего рядом со своими убитыми родителями и теми убийцами, которые погибли в бою с ними. Эдалас воспротивился первому порыву и не убил существо прямо там, вместо этого взяв его на воспитание.

Он назвал ребенка «Траллом» и готовил из него гладиатора. В один из дней Эдалас решил, что Тралл не будет еще одним туповатым громилой и начал учить его искусству стратегии, философии, умению вести в атаку других. Он часто подвергал Тралла испытаниям, бросая его одного против нескольких противников. Бойцовые ямы были обычным делом в лагерях военнопленных и стража заставляла орков устраивать кровавые побоища между собой. Эдалас отправлял Тралла на эти бои не только для оттачивания боевых навыков. Эдалас любил выпивать и делать ставки на эти бои. Тралл усвоил, что его хозяин непостоянен, жесток, но тем не менее, временами великолепен.

Thrall and Blackmoore

Эдалас Блэкмур обладал стратегическим мышлением,  сложным и дерзким, но при этом фатально испорченным выпивкой. Он видел в пленных орках потенциальную армию и собирался сделать из Тралла ее лидера – который останется верным своему хозяину-человеку, конечно. Эдалас планировал совершить переворот в Альянсе и перекроить людские королевства по своему разумению. Но его жестокость сводила на нет любые отношения с молодым орком. Тралл не видел в нем приемного отца, но грубого и жестокого хозяина, который никогда не даст ему свободу.

Среди людей у Тралла был только один друг – Тарета Фокстон, которая считала его своим младшим братом. Она тайно переписывалась с орком и когда Тралл оказался в отчаянном положении, помогла ему сбежать из лагеря.

Траллу удалось обойти стражу Эдаласа и найти дорогу в близлежащие леса, прослышав о том, что некий клан орков прятался там. Первым, кого он нашел был Громмаш Адский Крик и остатки клана Боевой Песни. Громмаш признал в нем сироту из клана Северных Волков и посоветовал идти в горы Альтерака, где тот смог бы найти этот клан.

Когда Тралл пришел в Альтерак, он нашел Северных Волков и узнал от них правду о своих родителях, Дуротане и Драке. Они стойко сопротивлялись порче демонов, и заплатили жизнями за свою несговорчивость.

Он также понял, что имеет мало общего с орками клана Северных Волков и вообще теми, кто остался в Азероте. Они были свободны и жили как орки. Тралл вырос в неволе, он был другим. Не человек, и даже не презираемый орк. Он был взращен как орудие завоевания и ничего более.

Для того, чтобы воссоединиться с орками, он должен быть понять кем они были – и кем на самом деле был он.

Вождь кланов

Траллу пришлось узнать основы того, что значит быть гордым орком. Большая часть его народа отвергла свое шаманское наследие, но среди Северных Волков был один из орков, который смог вернуть их к корням. Старейшина Дрек’тар восстановил связь с духами природы и научил Тралла шаманизму.

Тралл также учился у Оргрима Молота Рока. Встреча с Траллом подняла горестные воспоминания, но на сердце его стало легче. Оргрим являлся близким другом родителей Тралла и был убежден в том, что их ребенок погиб вместе с ними. То, что он выжил, согрело сердце старого воина. Оргрим научил Тралла тому, как орки бьются и, что более важно, как они живут.

Да, он не воспитывался как орк, но то, где и в каких условиях он рос, дало ему в точности то, в чем нуждалась Орда: любовь к свободе, восхищение благородством, что утеряли кланы и желание увидеть опять все это вместе.

Оптимизм и спокойная уверенность Тралла вернули Оргриму надежды на то, что честь и гордость орков будут возрождены. Он сделал юного орка своей правой рукой. Они объединились с Громашшем Адским Криком и кланом Боевой Песни и начала кампанию по освобождению орков из лагерей. Летаргия орков стала развеиваться от силы Тралла, в которой был смысл и цель и с каждым освобожденным лагерем мощь Орды возрастала.

Оргрим Молот Рока пал в битве за освобождение одного из лагерей и своей последней волей провозгласил Тралла новым главой Орды. Тралл принял огромный Молот Рока и доспехи Оргрима, а также взял на себя обязанности павшего вождя. Он хотел полностью разрушить все лагеря, где содержались плененные орки одним могучим ударом.

New Horde

Орда прошла маршем к крепости Эдаласа Блэкмура – Дурнхольду. Тралл предложил Блэкмуру сдаться мирно. Эдалас ответил казнью Тареты Фокстон. Тралл и орки штурмовали крепость и в кровавой битве Тралл лично убил Эдаласа.

С падением Дурнхольда почти сразу прекратилось управление лагерями. Новая Орда не имела серьезных проблем в освобождении остальных лагерей по всему Лордерону. Тралл не хотел начинать войну против Лордерона и вместо этого повел свой народ по землям Восточных Королевств, чтобы найти место, которое они могли бы назвать домом.

Раскол Альянса

Уничтожение лагерей для пленных стало поворотным пунктом для многих в Альянсе Лордерона. Леди Катрана Престор сделала все для того, чтобы рассорить Альянс и с чувством убеждала каждого дворянина, с которым могла поговорить. Все орки сбежали. Деньги, которые были потрачены на их содержание в плену, были потрачены зря. Какой смысл в этом бестолковом Альянсе?

Высшие эльфы Кель’Таласа первыми покинули Альянс. Вскоре за ними последовали королевства Гилнеас и Стормгард. Они всегда считали, что им лучше быть самим и «некомпетентность» Лордерона только подтвердила это.

Король Генн Седогрив из Гилнеаса имел свои соображения о том, как остановить Орду – и других врагов – и защитить свое королевство. Его народ жил на полуострове и со всех сторон был окружен морем. Он формально оборвал все военные связи с Альянсом и построил массивную Стену Седогрива для того, чтобы изолировать королевство. Было очевидно, что он не будет поддерживать другие королевства людей. Гилнеас был самодостаточен и не особо нуждался в поставках еды и ресурсах остального Альянса.

Несколько королевств заявили, что не собираются дать Альянсу распасться. Король Вариан Ринн из Штормграда, король Теренас Менетил II из Лордерона, Кирин Тор, Адмирал Даэлин Праудмур из Кул Тираса, король Магни Бронозобородый из Стальгорна, Гелбин Меггакрут из Гномрегана подтвердили договоренность объединиться против любого врага в случае необходимости.

Это не слишком обрадовало леди Престор. Она надеялась на то, что Альянс распадется совсем.

Если Альянс был предназначен для отражения внешних угроз, то леди Престор решила, что пришло время для разжигания конфликтов внутри королевств. Ее тайное вмешательство в восстановление Штормграда оставило вельмож города неудовлетворенными работой Гильдии Каменщиков. С другой стороны, каменщики остались недовольны тем, что дворяне задерживали платежи за честную работу.

Леди Престор играла на обе стороны, убеждая их стоять на своем и не идти на компромиссы, пока несогласие не вылилось в волнения. Когда знать сказала, что не будет платить за работу, вспыхнуло восстание.

В этом хаосе была убита королева Штормграда, Тиффин Ринн.

Король Вариан Ринн дал клятву покарать виновных и со всей силой ударил по восставшим. Каменщики бежали их города и скрылись среди ферм и житниц Западного Края, решив выждать пока дела не улягутся. Большинству пришлось прятаться, поскольку они знали, что гнев Вариана никогда не утихнет.

Их гнев, однако, тоже не прошел. Возглавляемые талантливым каменщиком, Эдвином ван Клиффом, они в тайне поддерживали леди Катрану Престор и создали Братство Справедливости. Бандиты Братства годами продолжали вооруженное сопротивление силам Штормграда.

Тирион Фордринг и Эйтригг

Вести о том, что Орда возродилась имела неожиданные последствия. Первой реакцией был страх, но те, кто сталкивался с орками, говорили о том, что они уже не те жадные до крови и битв варвары, с которыми когда-то воевал Альянс.

Одним из тех, кто это говорил был Тирион Фордиринг, паладин ордена Серебряной Длани. Он повстречал орка по имени Эйтригг и был уверен в том, что тот искренне желал жить в мире. Тогда паладин выступил против людей, которые хотели убить его. Это посчитали за предательство и Тирион был отлучен от Серебряной Длани. Несмотря на это, Тирион понял, что он все еще может пользоваться силами Света, что значило то, что он не сделал ничего дурного.

Эйтригг присоединился к новой Орде Тралла. Тирион же жил в одиночестве годами вдали от людской цивилизации.

Приготовления Тьмы

Альянс стал меньше, Штормград боролся с внутренним конфликтом. Высшие эльфы и люди Восточных Королевств более не доверяли друг другу.

Народы мира стали более уязвимы чем когда-либо за последние несколько лет. Кил’джаден, наконец, нашептал Королю-Личу, что пришло идеальное время для того, чтобы выпустить чуму нежизни на Лордерон.

Король-Лич был готов, также как и его слуги. За последние годы Кел’Тузад и Культ Проклятых распространили свое влияние по всей житнице Лордерона, Восточным лесам. Тайный орден имел влияние на множество важных мест, самым заметным из которых являлся Андорал. Город был главным перевалочным пунктом из которого зерно развозили по всем окрестным землям. Любое зерно, зараженное в Андорале, попало бы в самые отдаленные уголки Восточных лесов.

Кел’Тузад и его некромансеры заразили чумой городские хранилища зерна. Жители Андорала ничего не знали об опасностях, которые скрывались в поставках еды. Даже не все культисты до конца понимали, что они сделали. Зерно не выглядело порченным. Только после его употребления в пищу чума пробудилась и начала действовать.

Торговцы развозили свой смертоносный груз привычными путями, а невинные люди употребляли это в еду. Прошло несколько дней, когда первые признаки болезни стали заметны в деревнях, которые располагались близко к Андоралу. Они стали жаловаться на усталость и лихорадку, главным образом, жаловались молодежь и старики. Чума поражала целые семье. Целые деревни.

Никто из жертв не знал о темных причинах недомоганий и тем более не подозревали о том, что это подготовка к вторжению Легиона.

При этом был тот, кто знал, что планировали демоны. Его звали Медивом и он умер несколько лет назад. Его дух блуждал у границ реальности, и он видел, что чума медленно надвигается на Восточные леса приливом тьмы. Медив не хотел ничего более, кроме как предупредить мир о том, что грядет, но он не мог говорить с людьми Лордерона.

Только один человек был в Азероте, с которым он мог бы общаться, с кем он имел связь, более мощную чем магическая.

Этим человеком была его мать, Эгвинн.

 

Author: Deckven View all posts by

Leave A Response