Warcraft Chronicle, том 3. О событиях после Второй Войны

chronicle3

До официального выхода 3-го тома Warcraft Chronicles остается две недели. Но фанаты хорошенько потрусили Amazon и вытряхнули порядка восьмидесяти страниц превью. Естественно, мы не могли пройти мимо этого и приступили к работе. Ниже следующий перевод подготовлен совместными усилиями с Кирасером. Его перевод я слегка откорректировал и добавил свои фрагменты. Приятного прочтения.

К предыдущей части

Глава I

Тьма надвигается

Завистливый взор

Давным-давно на бескрайних просторах Великой Запредельной Тьмы могущественная раса, известная как титаны, защищала космос от сил разложения и хаоса. Они искали миры, которые скрывали в себе души новорожденных титанов и взращивали их. Когда эти миры-души становились зрелыми, титаны включали их в свой орден, Пантеон.

Саргерас, самый могущественный из титанов Пантеона, когда-то был их величайшим чемпионом. Он без устали сражался, чтобы защитить космос от свирепых созданий, известных как демоны. Эти существа происходили из искривленного измерения, известного как Круговерть Пустоты. Они упивались магией Скверны, силой, несшей разрушение и вызывавшей сильную зависимость.

И всё же, отразив бессчетное число вторжений демонов, Саргерас пришел к убеждению, что все его труды напрасными. Он узнал об угрозе, что превосходила даже демонов — о Повелителях Бездны. Эти сущности жаждали осквернить одну из беззащитных миров-душ, в надежде воспитать из неё своего чемпиона. Такое создание окутало бы весь космос силами Бездны, что привело бы к уничтожению всего сущего.

Саргерас не мог позволить этому случиться. Он не мог позволить возникнуть даже такой возможности. Он впитал в себя магию Скверны и подчинил демонов своей воле, создав из них армию известную как Пылающий Легион. Решение Саргераса объединиться со своими древними врагами было крайней мерой, но он был уверен, что другого пути быть не могло. Демоны были единственными существами в мироздании, в чьем участии в Пылающем Походе, он мог не сомневаться. Пылающий Легион должен был сжечь всю жизнь в космосе. Саргерас представлял себе только такой путь спасения обитателей Великой Запредельной Тьмы от Повелителей Бездны.

В его глазах, мертвая вселенная была лучше той, что пала во тьму.

Ни одна цивилизация не обладала достаточной силой, чтобы противостоять Саргерасу и его пылающей армии. Даже остальные титаны Пантеона пали перед мощью своего бывшего чемпиона. Казалось, что ничто в целой вселенной не сможет его остановить.

В итоге, Саргерас узнал о мире, который когда-то посетили другие титаны и упорядочили собственными руками. Он назывался Азеротом, и в нем находился мир-душа, чья потенциальная сила превосходила мощь любого другого духа титана, что когда-либо видел Пантеон. Но темные силы уже коснулось этого мира. Когда титаны обнаружили Азерот, они узрели, что он был заражен физическими воплощениями Бездны, известными как Древние Боги. Эти гигантские сущности создали цивилизацию под названием Темная Империя на поверхности мира.

Позже, Титаны и их слуги разбили Темную Империю, но они не уничтожили Древних Богов. Они боялись, что таким образом навредят самому Азероту, и вместо этого, заключили этих гнусных существ глубоко под землей.

Саргерас не мог проигнорировать потенциал Азерота, и точно также не мог проигнорировать присутствие Древних Богов.

Десять тысяч лет назад, он послал свою армию для того, чтобы уничтожить обитателей Азерота. Затем он собирался покорить мир-душу прежде, чем это сделают силы Бездны. Но необычный союз ночных эльфов, древних духов дикой природы, могучих защитников, нареченных Аспектами Драконов, и других храбрых рас смог отразить вторжение демонов.

Этот жестокий конфликт, Война Древних, стал первым настоящим поражением Легиона.

Однако, Саргерас не остановил свой поход. Он, не спеша, готовил новое нападение. Приготовлениями к нему занимались его самые могущественные генералы, Архимонд Осквернитель и Кил’джеден Искуситель. Со временем, они нашли способ атаковать Азерот с другого мира — планеты, известной как Дренор.

Кил’джеден манипулировал орками Дренора, вынудив их принять магию Скверны и испить кровь демона. Это заключительное деяние прокляло их и приковало их волю к повелителям Легиона. Объединенные в жаждущую войн армию, именуемую Ордой, орки вторглись в Азерот. У этой разрушительной силы была всего одна цель — ослабить мир, подготовив его для полномасштабного вторжения Легиона. Орда почти добилась успеха и была побеждена лишь благодаря храбрости героев Азерота

Легион снова потерпел неудачу. Но демоны не собирались бросать начатое. Эти задержки лишь доказывали то, насколько могущественным был Азерот. Саргерас приказал Кил’джедену и Архимонду найти новых союзников и спланировать новые способы атаки.

Пепел двух войн

8 лет после открытия Темного Портала

На некоторое время, народы Азерота верили в то, что самое худшее уже осталось позади. Восемь лет продолжались ужасы войны и теперь они заслужили спокойную жизнь.

Первая Война с Ордой закончилась тем, что королевство Штормград предали, а затем сравняли с землей. В величайшего чемпиона королевства, мага Хранителя Медива, вселился Саргерас. Медив открыл Темный Портал, врата в Дренор, позволившие Орде обрушить свой гнев на Азерот. Хранитель был убит, но Штормград спасти не удалось.

Вторая Война закончилась поражением Орды, но могла завершиться и совсем по-другому. Народы Восточных Королевств объединились в Альянс Лордерона и успешно дали отпор орочьему вторжению. Победа далась ужасной ценой — её удалось достичь лишь жертвой бессчетного числа героев.

Большая часть воинов Орды была либо убита, либо взята в плен. Некоторые из выживших смогли сбежать в Дренор, но они знали, что там у них нет будущего. Когда они приняли темную силу магии Скверны, они невольно раскололи цикл жизни своего мира и баланс его Стихий. Дренор умирал. Орки бы там долго не выжили.

Их лидер, Нер’зул, подготовил отчаянный план побега. Он собирался открыть разломы в новые миры, новые земли для завоеваний. Возможно, что где-то в космосе могла быть земля, которую его народ смог бы назвать своим домом.

Чемпионы Азерота не могли позволить Орде завоевать новые миры. Экспедиция героев Альянса, Сыны Лотара, вторглась в Дренор через Темный Портал, чтобы остановить Нер’зула. Их вели их великие защитники Азерота: верховный маг Кадгар; Туралион, верховный генерал Сынов Лотара; Аллерия Ветрокрылая, капитан следопытов Луносвета; Данат Троллебой, закаленный воитель; и Курдран Громовой Молот, тан дворфов Громового Молота.

Из-за этой храброй авантюры Нер’зул пошел на отчаянный ход. Его заклинания породили невообразимый хаос, и нестабильные разломы разорвали на куски саму ткань реальности Дренора. Сыны Лотара разрушили Темный Портал прежде, чем разрушения, обрушивающиеся на Дренор, успели бы перекинуться на Азерот. Практически все члены экспедиции оказались заперты в разрушающемся мире.

Азерот не смог восстановить контакт с теми, кто ушел в Дренор. Они предполагали, что все эти воители сгинули. Их стали почитать как героев, которые умерли ради спасения своего мира.

Пройдет много лет прежде, чем Азерот узнает их истинную судьбу.

Судьба потерянных

В хаосе раскола Дренора, Кадгар и его соратники сбежали через один из нестабильных разломов, чтобы избежать основного наплыва катастрофических энергий. Когда разрушения, наконец, прекратились, они вернулись — в то, что осталось от этого мира.

Они будто открыли новый мир — расколотое царство. Границы между Дренором и Круговертью Пустоты рухнули. В раздробленной реальности остались пути в разные уголки космоса. С тех пор, разрушенный мир стали называть Запредельем.

К счастью, некоторые части старого Дренора всё же уцелели. Сыны Лотара построили постоянную базу — Оплот Чести. Оттуда они отправляли поисковые миссии за своими пропавшими соратниками.

Двоих членов самого высокого ранга экспедиции так и не удалось найти. Их союзники боялись, что они погибли, но правда заключалась в том, что у судьбы просто были для них иные планы.

Аллерия Ветрокрылая и Туралион оказались заперты в Круговерти Пустоты после уничтожения Темного Портала. Они не смогли найти способ вернуться в Дренор или Азерот самостоятельно, но их спасла неожиданная сила — Зе’ра, изначальная наару.

Наару были существами Света, которые развивали смертные формы жизни. Зе’ра была одной из самых могущественных представителей своей расы, и она собрала священное воинство, Армию Света, целью которой стало отражение вторжений Пылающего Легиона. Большинством верных солдат Зе’ры являлись дренеи, заклятые враги демонов.

История дренеев и Легиона была долгой и кровавой. Когда-то они были высоко разумной расой, известной как эредары. Давным-давно, Саргерас обнаружил их мир, Аргус, и превратил его в престол Легиона. В процессе, он осквернил эредаров, обратив их в демонов. Те, кто сбежал с Аргуса, стали называть себя дренеями, что значит «изгнанники». Легион так никогда и не прекратил их преследования — таково было возмездие за то, что дренеи отвергли Саргераса. Часть дренеев, ведомая мудрым пророком Веленом, в итоге, поселилась на Дреноре. Другие же нашли убежище в Армии Света.

Армия Света всегда уступала Легиону в численности воинов и вооружении, но её воители продолжали вести войну с Легионом на протяжении тысяч и тысяч лет. Они не поддавались отчаянию. Ибо Зе’ра предвидела, что поход демонов однажды остановят те, кто были рождены смертными.

Когда Аллерия и Туралион покинули свой мир, чтобы начать войну в другом, Зе’ра увидела еще один фрагмент судьбы из Света: эти двое детей Азерота станут ключом к тому, чтобы раскрыть слабое место Пылающего Легиона.

Зе’ра рассказала Туралиону и Аллерии всё, что могла. Они обсуждали пророчество, угрозу Пылающего Легиона и даже Орду, которая была растлена и превращена в инструмент воли демонов. Она попросила их присоединиться к Армии Света в их продолжавшейся войне против Легиона.

Это был тяжелый выбор. У Аллерии и Туралиона остался ребенок на Азероте, Аратор. Покинуть его и оставить своих друзей и семью, даже не попрощавшись — это было невыносимо. Но они прибыли на Дренор, зная, что это дорога в один конец, готовые пойти на величайшую жертву, если это позволит им защитить Азерот и будущее своего сына.

Зе’ра рассказала им, что Орда не станет последней угрозой Азероту, и война будет продолжаться. Они покинули Запределье и присоединились к Армии Света. После этого, о них еще долгое время ничего не было слышно.

Борьба за разрушенный мир

Когда пыль вездесущего хаоса Запределья, наконец, осела, выжившие постепенно стали понимать, что их расколотый мир стал одной из самых важных стратегических локаций во всем космосе. Многие из порталов Нер’зула оставались постоянно открытыми. Теперь этот мир стал перекрестком путей для любой силы, желающей быстро перенестись из одного конца вселенной в другой.

Легион видел в Запределье идеальный перевалочный пункт для осады новых миров. Демоны отправили властителя преисподней Магтеридона, жесткого и могущественного командира, захватить эту землю и покорить её обитателей. Выследив остатки сил Орды, он поработил тех, кто сдался, и уничтожил тех, у кого хватило воли сопротивляться. Выжившие позавидовали погибшим.

Тех, кто сдался, заставили испить демоническую кровь Магтеридона. Для большинства, это был второй раз, когда им пришлось покориться порче Легиона. Но в отличие от предыдущей трагедии, что случилась больше десятилетия назад, в этот раз Легион собирался не просто покорить их волю, теперь демоны решили полностью разрушить их сущность. Орки перевоплотились в варварских чудищ с пунцовой кожей. Их разум теперь мог лишь подчиненяться воле Пылающего Легиона.

Новая «Орда Скверны» Магтеридона обосновалась в Цитадели Адского Пламени и затем начала захватывать другие земли, служащие важными точками силы. Прежде всего, Черный Храм.

Крепость, ныне известная как Черный Храм, некогда являлась священным местом для дренеев, но она была осквернена орками Орды, что её захватили. Тем не менее, в этом храме всё еще оставалась малая доля силы. Нер’зул избрал его в качестве места проведения рокового ритуала, что уничтожил Дренор. Черный Храм стоял в конце полуострова, и поэтому подобраться к нему можно было только с одной стороны, что, следовательно, облегчало оборону. Эта крепость стала отличным перевалочным пунктом для кампании Магтеридона по завоеванию осколков Запределья.

Действия властителя преисподней не остались незамеченными. Выжившие Сыны Лотара собрали всех оставшихся солдат, чтобы противостоять нашествию демонов. Кадгар, Курдран Громовой Молот и Данат Троллебой быстро поняли, что им не по силам победить ударные войска Легиона своими силами, но всё же они могли замедлить их. Как только Магтеридон отправлял свои войска глубоко в Запределье, Альянс оказывался тут как тут, чтобы раздробить их фланговые отряды и уничтожить их отстающие подразделения. Время от времени вспыхивали столкновения между этими двумя силами и это продолжалось годами.

Дренеи, которым удалось пережить уничтожение Дренора, почти ничем не могли помочь Альянсу в битвах. Пророк Велен знал, что Легион готов пойти на невероятные усилия, чтобы уничтожить всех дренеев, которых найдут демоны — это подозрение подтвердили те немногие несчастные души, чьи пути пересеклись с тварями Скверны, но при этом смогли уцелеть, чтобы рассказать об этом.

Для Кил’джедена очистка мироздания от дреенев стала личным делом. Он ненавидел Велена и его последователей и охотился за ними по всему космосу с тех самых пор, как они покинули Аргус. Все демоны знали, что их ждет награда за каждую дренейскую душу, что им удастся растлить. Велен прятал своих последователей в небольших изолированных анклавах, дабы обнаружение одного из них не повлекло за собой гибель всего народа.

Жизнь последователей Велена была тяжелой, но им еще повезло. Дренеи понесли ужасные потери в ходе воцарения Орды на Дреноре. Во время уничтожения их величайшего города, Шаттрата, на их народ обрушили чуму Скверны.

Не все дренеи, пораженные оскверняющей магией Орды, погибли. Многие выжили, но претерпели ужасающие мутации.

Эти дренеи стали известны как Крокулы — «Сломленные». Их тела были испещрены болезненными уродствами, и они лишились способности использовать силу Света Небес. Большинство из них жило небольшими разрозненными племенами вдалеке от остальных дренеев. Некоторые из них пали в отчаяние и бессмысленное кровопролитие: между племенами случались жестокие стычки.

Бывший лидер священных воинов дренеев, Акама, взял на себя бразды правления племенем Пеплоустов. Будучи одним из Сломленных, он тоже потерял способность взывать к Свету. И хотя он лелеял тусклый лучик надежды, что однажды он и его собратья-изгнанники смогут вернуть себе былую славу, для начала, ему предстояло провести свой народ через времена мрака и тревожных союзов.

Последней примечательной фракцией Запределья были араккоа Сетекк. Этих некогда гордых созданий почти уничтожила Орда. Тех, кто выжил, бросили в оскверняющие бассейны Сетеккской Низины. Эта пытка лишила их способности летать и отяготила их умы гнетущим ощущением темноты. Немногие араккоа, уцелевшие после уничтожения Дренора, укрылись в дренейском мавзолее Аукиндон. Темные силы присвоили себе это место уже много лет назад, и теперь араккоа проводили дни, изучая их, поклоняясь им, и в итоге, они поддались их влиянию.

Эти фракции сражались между собой долгие годы, и их тайная война оставалась сокрытой за руинами Темного Портала. Жители Азерота ничего не знали об этой борьбе за власть, и вскоре их поглотили собственные проблемы.

Король-Лич

План Легиона по захвату Азерота развалился, когда Орда потерпела поражение во Второй Войне. Но демонов это не испугало. Наоборот, Кил’джеден выучил невероятно важный урок.

Орда проиграла из-за внутреннего конфликта и предательства. Следующий удар Легиона по Азероту не будет иметь таких изъянов. Кил’джеден разработал ужасный план того, как создать новую армию марионеток, которая будет всегда подчинятся приказам Легиона. Всё, что ему было нужно — это могущественный дух, сведущий в искусствах владения магией. Он и будет контролировать эту армию.

Гибель Дренора дала ему необходимое.

Во время уничтожения Дренора, Нер’зул и его ближайшие последователи, сбежали в Круговерть Пустоты. Слуги Кил’джедена уже ждали их там.

Длань Легиона подвергла Нер’зула невообразимым пыткам. Физическое тело орка разрывали на части — кусочек за кусочком. Но его дух оставляли в живых, невредимым, дабы он мог всецело прочувствовать происходящее. Повелители ужаса по очереди доводили дух Нер’зула до самой чудовищной агонии — то были Тихондрий, Бальназар, Детерок, Мал’Ганис и Вариматрас.

Вскоре, орк начал молить о смерти. Кил’джеден согласился даровать ему это спасение, но лишь взамен на абсолютную верность в качестве нового орудия Легиона. Смерть стала бы только началом.

Рассудок Нер’зула сломили, и он, наконец, согласился. Кил’джеден провел дух орка через смерть и воскресил его в форме спектральной сущности. Сознание орка тысячекратно расширилось, тем самым даровав ему выдающиеся псионные способности. Повелители ужаса привязали его лишенный тела дух к выкованной специального для него брони и могучему руническому клинку под названием Ледяная Скорбь. Эти артефакты были заключены в крепком, как алмаз, куске льда — в него-то и поместили Нер’зула.

У этого снаряжения были две цели: первая — держать дух Нер’зула взаперти, вторая — служить ему мучительной наградой. Кил’джеден пообещал своему слуге, что если тот докажет свою верность Легиону, то ему будет позволено свободно существовать в новом теле. Его броня послужит доказательством того, что он король, и он будет править всем Азеротом. Однако, если Нер’зул не станет подчиняться приказам, то его дух будут ждать вечные мучения.

Кил’джеден не собирался сдерживать свое обещание — к тому, же в этом не было нужды. Однако, повелитель демонов считал, что эта ложь мотивирует его слугу на труд лучше, чем одни лишь угрозы.

Верных слуг Нер’зула тоже перевоплотили. Их тела были разорваны в клочья и воссозданы в качестве могущественной нежити, личей, которые будут служить, не задавая вопросов.

Прошлая жизнь Нер’зула рассыпалась в прах. Он обрел новую. Эту сущность звали Королем-Личом, и он проснулся в существовании, полном нескончаемого служения и неописуемой силы.

Ледяная Корона и Ледяной Трон

Когда Кил’джеден завершил свой темный труд, он объяснил новому приспешнику свой план. Король-лич создаст чуму некромантии, которая придушит всё сопротивление сил Азерота. Живые умрут и возродятся в качестве верных неживых солдат. Эти безмозглые слуги ослабят защиту Азерота, подготовив его для демонического вторжения Легиона.

Кил’джеден всё также сомневался в Короле-Личе. Повелитель демонов уже давно потерял всякое желание доверять своим приспешникам. Повелители ужаса, которые помогали в пытках Нер’зула и создании его брони,  отправились вместе с ним в Азерот. Они служили ему как тюремщиками, так и исполнителями, должными ускорить работу Короля-лича всеми возможными способами.

Истратив огромное количество силы, Легион открыл небольшой портал в Азерот из Круговерти Пустоты. Ледяной сосуд Короля-Лича пронесся по ночному небу подобно комете и рухнул в удаленную часть Ледника Ледяной Короны, что находится на заснеженном континенте Нордскол. Его тюрьма, искаженная во время падения, стала походить на трон. Вскоре, смотрители — повелители ужаса — тоже перенеслись туда и начали строить укрепления вокруг этого Ледяного Трона.

Король-Лич не вмешивался в их работу и принялся за свою. Его расширившиеся сознание потянулось к отдельным обитателям Нордскола, омрачая их мысли и вызывая у них ужасные кошмары.

Сначала, испытывая свои силы, Король-Лич действовал осторожно. Кил’джеден был непреклонен и потребовал, чтобы народы Азерота ничего не заподозрили — до той поры, когда станет уже слишком поздно.

Изолированные племена и могучие звери пали во власть Короля-Лича. Первыми стали неистовые чудища, известные как вендиго, и свирепые ледяные тролли. Следом пришел черед затерянных племен могучих врайкулов.

Врайкулы были воинственным народом. Тысячелетия назад, они собирались захватить весь мир, но их военную кампанию прервали Аспекты Драконов. Эти величественные создания погрузили врайкулов в глубокий и бесконечный сон, чтобы избавить мир от их варварских планов. Слуги Короля-Лича убивали врайкулов прямо во сне, и затем воскрешали, превращая в могущественных воинов нежити.

Довольный этим первоначальным успехом, Король-Лич сотворил ранний штамм чумы нежизни. Это произошло в отдаленном людском поселении на окраине Драконьего Погоста — местные жители даже не подозревали, какая могущественная сила росла рядом с ними. Король-Лич управлял чумой одной лишь силой воли и окутал ею деревню в то время, когда её жители спали. За три дня все в этом поселении умерли. И совсем скоро, они поднялись снова — в качестве неживых рабов. Их мысли и ощущения стали частью оных у самого Короля-Лича. Он чувствовал, как поднимается всё выше и выше в новые измерения силы, о которых он даже не мечтал. Чем больше умов он контролировал, тем становился сильнее.

Пока он продолжал свой эксперимент по манипуляции нежитью, вокруг него поднялась могучая крепость. Повелители ужаса соорудили неприступную крепость, названную Цитаделью Ледяной Короны. Она стала главным замком Короля-Лича, из которой по его царству растекался ужас.

Кил’джеден был очень доволен ходом дел. Он приказал Королю-Личу медленно набирать силу. Когда он возьмет под контроль Нордскол, то сможет приняться за остальных живых обитателей Азерота, начиная с Восточных Королевств. Тамошние народы пострадали от долгих лет войны с Ордой. Они были уязвимы и скованы внутренними конфликтами. Они быстро падут от чумы нежизни. Затем Легион сможет использовать этот регион в качестве перевалочного пункта сбора всей мощи своих армий.

План Кил’джедена звучал хорошо. Тем не менее, Король-Лич плел против него заговор. Да, эта сущность играла роль верного слуги, но в тайне она стремилась к тому, чтобы вырваться из-под контроля Легиона. Он не испытывал никакого чувства верности к демонам. Кил’джеден заставил его служить, подвергнув ужасным пыткам. Он знал, что обещание повелителя демонов позволить ему свободно ступать по миру являлось ложью.

Король-Лич никогда не забудет того, что с ним сделал Кил’джеден. Никогда. Однажды, он заставит повелителя демонов заплатить за это.

Главным препятствием на пути мести Короля-Лича были повелители ужаса. По приказу Кил’джедена, они внимательно наблюдали за хозяином нежити, высматривая любые признаки вероломства. Повелители ужаса были очень умны и крайне коварны, но даже их хитрость бледнела на фоне оной у Короля-лича. Он сам манипулировал демонами — с невероятной осторожностью. Король-Лич скрывал истинные пределы своих возможностей. Он устроил всё так, что повелители ужаса поверили, будто бы они полностью его контролировали. И всё это время, он наблюдал за своей добычей, изучая сильные и слабые стороны каждого из них.

Валь’киры

От врайкулов Король-Лич узнал о существовании интригующих созданий под названием Валь’киры. Эти спектральные сущности могли направлять духов и даже погружаться в Темные земли, царство смерти. Король-Лич пытался создать собственных Валь’кир, но эта задача оказалась сложной даже для него. После нескольких неудач, он, наконец-то, добился успеха. Валь’киры значительно усилили его способность контролировать темные силы нежизни.

Расколотая Орда

Народы Восточных Королевств ничего не знали о том, что происходило в Нордсколе. Они были заняты восстановлением своих разоренных войной земель. Большая часть беженцев Штормграда не вернулась домой, и единство между народами начало разрушаться в реалиях послевоенной жизни. Схваченных орков предстояло пожизненно держать в заключении. Чтобы держать их в плену были построены большие лагеря — и содержание этих тюрем влетало в коппечку. Королевства перебрасывали эти затраты на соседей, от чего лишь сильнее разгоралось напряжение и всходили всё новые семена раздора.

И хотя многих оставшихся на Азероте орков удалось пленить, многие опасные кланы всё также оставалось на свободе. Песня Войны, ведомая легендарным вождем Громмашем Адским Криком, отказывалась сдаваться. Он и его народ обосновались в густых лесах вокруг Лордерона, которые они покидали только для набегов на соседние деревни и фермы, чтобы раздобыть еды и припасы. Оставшиеся воины клана Черной Горы и Чернозубов, провозгласили себя «истинной Ордой» и осели в Черной Горе.

Дал’ренд и Маим заключили крепкий союз с кланом Драконьей Пасти, который занял древнюю крепость Грим Батол. Со времен Второй Войны клан крепко хранил тайну обладания артефактом, который называли Душой Демона, содержавший в себе силы Драконьих Аспектов: Алекстразы, Ноздорму, Малигоса и Изеры. Орки использовали артефакт для того, чтобы держать в рабстве Хранительницу Жизни, Алекстразу и заставлять ее стаю выполнять их приказы.

Большая часть кланов скрывалась, не желая привлекать внимания Альянса. Альянс, в свою очередь, был слишком занят восстановлением королевств после войны, нежели охотой за тем, что осталось от Орды.

Ситуация резко изменилась из-за Оргрима Молота Рока, бывшего главы Орды. Альянс Лордерона считал его самым опасным орком, находившимся в заключении и поэтому охраняли его особенно строго.

Тюремщики Оргрима считали, что дух и тело вождя сломлены. Но это было не так. Он смог перехитрить своих тюремщиков и бежать из лагеря пленников.

Альянс зароптал. Пленение Оргрима утвердило победу Альянса над Ордой. Сейчас он был на свободе и мог собрать силы для начала нового конфликта. Это ударило по отношениям внутри Альянса и привело к тому, что стороны стали меньше доверять друг другу, считая, что другие ни на что неспособны.

Королевства Альянса стали выделять больше ресурсов на поимку оставшихся на свободе орков. Тех, кого находили, чаще ждала незавидная судьба – их убивали, а не брали в плен. Но несмотря ни на что, оркам все же удавалось уходить преследования, сводя на нет усилия Альянса.

В лагерях, где содержались пленные орки, была удвоена охрана и усилены фортификационные сооружения, чтобы другие орки не смогли сбежать как Роковой Молот. Людям удалось создать условия, когда бегство стало невозможным, но к их удивлению, попытки сбежать сошли на нет.

В заключении орки перестали быть безумными воинами, которые вторглись в этот мир. Их энергия иссякла и ее не хватало не то чтобы на агрессию, просто на то, чтобы выглядеть достойно. Они приняли свое положение без сопротивления.

Все это было побочным эффектом связанными с разрывом с магией скверны. Архимаг Антонидас из Даларана был одним из тех немногих, кто глубоко изучал этот недуг, но несмотря ни на что, не смог найти магического средства для исцеления. Испытания, которые они прошли, оставили глубокий след в памяти народа и теперь им нужно было искать цель своего существования.

По правде говоря, многие в Альянсе были рады, что орки впали в апатию. Пока они пребывали в таком состоянии, они были безопасны.

Вождь в изгнании

После бегства из лагеря, Оргрим ушел от мест где жили люди так далеко, как только мог. Несмотря на все опасения Альянса, он не имел намерений продолжать войну за Азерот.

Демоны управляли орками как марионетками и как только они проиграли, интерес к ним со стороны демонов пропал. Оргрим видел, как огонь медленно угасал в глазах его соплеменников. Их не просто разгромили. Их сломали.

Некоторые винили Оргрима за их унижение, хотя не он привел их под власть демонов. По правде, он никогда не одобрял использования орками магии скверны. Он знал, что эта разрушительная сила медленно развращала его народ.

Оргрим прожил годы в одиночестве. Лишь изредка он встречал орков из клана, которые не считали его за врага – ими были Северные Волки.

Он был давним другом бывшего вождя клана – Дуротана и его жены, Драки. Они были теми, кто в голос протестовал против того, чтобы орки использовали магию скверны. За это они были убиты приспешниками Легиона. Оргим также был уверен в том, что их сын, Тралл, был убит.

Во время своего добровольного отшельничества Оргрим незримо боролся против летаргии, которая охватила его народ, он достиг успеха только отчасти. Его мечты о том, чтобы возродить силу орков и восстановить их честь не возымели должного и он выбрал жизнь отшельника, стараясь не привлекать внимания.

Наследие Смертокрыла

Поражение Орды поставило крест на планах не только Оргрима Молота Рока и его народа. Оно сильно ударило и по главе Черной Стаи драконов, Смертокрыле.

Давным-давно титаны придали мощи Смертокрылу – тогда еще известному как Нелтарион – и другим Драконьим Аспектам, которые стали служить стражами мира. Как Аспект Земли, Нелтарион был укреплен силой самого Азерота. Этот дар давал могучую силу и выносливость, но также сделал уязвимым к влиянию Древних Богов.

После разрушения Темной Империи, титаны и их последователи заключили Древних Богов глубокого под землю, но не смогли нейтрализовать их силы. Их темные щупальца пробивались через толщу земли и их влияние смогло достичь Нелтариона. Они превратили его в могучее оружие и убедили погрузить мир в хаос.

Во время Войны Древних он поступил именно так, как они ожидали.

Нелтарион создал Душу Демона и убедил других Аспектов влить в него часть своей силы. Он утверждал, что это поможет защитить мир от нашествия Легиона. Только позднее он выказал свои истинные намерения. Нелтарион предал других Аспектов и повернул оружие против них. После этого он стал известен как Смертокрыл.

В последующие тысячелетия другие драконьи стаи охотились на детей Смерктокрыла для того, чтобы навсегда уничтожить род Черных драконов. Нигде в Азероте они не могли чувствовать себя в безопасности. Во вторжении Орды в Азерот Смертокрыл увидел возможность уничтожить тех, кто желал гибели его роду, если, конечно, действовать правильно.

Древние Боги одобрили намерения Смертокрыла. И хотя Легион был враждебной силой, Орда могла принести страдания и смерть в Азерот. Древние Боги могли бы сломить ослабленные народы Азерота и восстановить Темную Империю.

Смертокрыл хорошо показал себя на этом поприще. Он манипулировал народами Восточных Королевств во время Первой Войны и это привело к тому, что Штормграду пришлось в одиночку воевать с Ордой. Он был тем, кто дал возможность клану Драконьей Пасти овладеть Душой Демона – рассказав им об истинной природе этого артефакта. И тем, кто рассказал оркам как взять в плен Алекстразу и ее Стаю.

Смертокрыл перевез кладку яиц в Дренор, в надежде, что там ему без помех удастся возродить свой род. В конце концов эти планы пошли прахом. Будущее Черной стаи погибло вместе с Дренором.

Впрочем, это не означало того, что потеряно все. Орки клана Драконьей пасти все еще держали Алекстразу в плену, также, как и множество ее яиц и молодых драконов. Смертокрыл мог потребовать этих драконов себе и подчинить каждого своей воле. Таким образом, он мог бы возродить свою стаю.

Для начала надо было удостовериться, что клан Драконьей пасти не был уничтожен Альянсом. Сразу после разрушения Темного Портала, Смертокрыл принял облик дворянина по имени Давал Престор под которым уже не раз представал перед людьми. Притворяясь обаятельным дворянином, он держал в замешательстве двор Лордерона ложью о том, как проходила Первая и Вторая войны. Его усилия увенчались успехом, и никто не подумал о том, что этот благообразный дворянин играет против них.

Лорд Престор снова присоединился к двору Лордерона, объявив, что он хочет помочь Альянсу восстановится после войны. Он тайно призвал своего сына и дочь, Нефариана и Ониксию чтобы те присоединились к нему. Вместе они сеяли раздор среди знати. Снова стали вспоминаться старые обиды и дня не проходило без того, чтобы среди дворян разных родов не вспыхивали споры относительно будущего их королевств.

Побег Оргрима подлил масла в огонь, став неожиданным подарком семейству Престоров. Они видели в этом инциденте идеальную возможность уничтожить главные основы существования Альянса.

После побега Оргрима стало легче играть на взаимном недоверии людей. Смертокрыл и его дети сделали все возможное для того, чтобы разведчики людей получали только плохие сведенья. Охота на оставшихся на свободе ордынцев казалось всегда сопровождалась ленью, некомпетентностью, а иногда и тем и другим вместе. При этом ничего не говорило о том, что с этим связана деятельность семейства Престоров.

В тоже время угроза, которую представлял собой клан Драконьей пасти в Грим Батоле, оставалась сокрытой. И теперь Смертокрыл был готов украсть у орков их силу.

Смертокрыл скрывал свою осведомленность о делах клана, потому как знал, что орки никогда не подчиняться ему и будут выполнять его приказы. Он наслал темные видения на главу клана Некроса Черепокрушителя о том, что Альянс готовится ударить по Грим Батолу и стереть клан с лица Азерота. Для того, чтобы убедить орков в правдивости этого, он организовал небольшой отряд Альянса – ведомый волшебником Ронином – чтобы ударить по тайному убежищу Драконьей пасти.

Некрос запаниковал. Он приказал своему клану покинуть Грим Батол и перебраться в другой пещерный лабиринт в недрах горы Дун Алгаз.

Исход орков из такой мощной крепости, как Грим Батол было то, на что надеялся Смертокрыл. Но при этом он был не единственным могучим драконом, чье внимание было направлено на клан Драконьей пасти.

Битва за Грим Батол

10 лет после Темного Портала

Во время Второй Войны красный дракон Кориалстраза глубоко беспокоило исчезновение Алекстразы. Он был консортом Аспекта и ближайшим другом, готовым на все, чтобы найти ее. Когда он в конце концов узнал, что она в плену у клана Драконьей пасти, то осознал, что бессилен что-либо сделать для ее освобождения. Он просил помощи у других Аспектов – Изеры, Ноздорму и Малигоса, но они опасались вмешательства. Как и Кориалстраз, они боялись, что Душа Демона будет использована для того, чтобы уничтожить их, а может и Алекстразу.

Вскоре стало ясно, что Смертокрыл планирует похитить несколько яиц Красной стаи и это повергло Кориалстраза в отчаяние.

После того, как Ронин смог ударить по Драконьей пасти, красный дракон вновь обрел надежду. Он принял форму эльфийского волшебника по имени Крас и пообещал любую помощь в деле освобождения Красной стаи.

Ронина немало удивило то, что после Второй Войны клан орков обладал настолько могучей силой и поэтому решил выступить против них. Он собрал небольшую группу друзей – включая Верису Ветрокрылую и наездника грифонов Фалстада Громового Молота – и проник в Грим Батол для того, чтобы освободить Красную стаю.

Когда они прибыли, битва была уже в самом разгаре.

Когда клан Драконьей пасти покинул Грим Батол, Смертокрыл ударил по оркам и очень многие погибли. Он не имел намерений оставлять им и юным драконам жизнь. Все, что его интересовало – кладки яиц.

К несчастью для Смертокрыла его вероломная атака имела непредвиденные последствия. Пока шла битва, Алекстраза смогла освободится от своих оков. Она пожрала целиком Некроса до того, как он смог применить Душу Дракона, отомстив за все те ужасы, что он ей принес. После этого она обратила свой гнев против Смертокрыла.

К тому же она была не одинока. Изера, Ноздорму и Малигос вскоре пришли к ней на помощь. Хотя они и не откликались на призывы Кориалстраза спасти Алекстразу, они не игнорировали его. Они решили находится ближе к Грим Батолу и наблюдать за крепостью, чтобы в случае чего явить себя и прийти на помощь Алекстразе. Атака Смертокрыла как раз предоставила такую возможность.

Пока все пять аспектов бились в небе, Ронин и его союзники сфокусировали внимание на орках и Душе Демона. Ронин нашел в артефакте изъян и смог уничтожить его. В этот момент сила, заключеная в артефакте, вернулась к Драконьим Аспектам.

272

Смертокрыл не мог биться против четырех драконов, усиленных энергиями Души Демона. Он страдал от тяжелых ран и был вынужден бежать. После этого его не видели много лет.

Красная Стая обрела свободу. Многие орки Драконьей пасти погибли в битве, а те, кто смог выжить в ужасе скрылись. Они продолжали оставаться угрозой для Азерота, но так и не смогли полностью восстановить свою былую силу.

После того, как Смертокрыл бежал, лорд Давал Престор как-то внезапно пропал и его больше не видели при дворе Лордерона. Его дочь Ониксия заменила отца и продолжала начатое им дело по развалу Альянса. Отношения между Лордероном и другими королевствами продолжали ухудшаться. Ониксия решила распространить свое влияние на Штормград, королевство, лежавшее к югу от Лордерона.

Она приняла облик леди Катраны Престор и стала своей при дворе Штормграда. Она мешала восстановлению королевства и вмешивалась в местную политику, с целью изолировать королевство от остальных людских народов и Лордерона.

Сын Смертокрыла, Нефариан, предпочел работать в тени. Он вступил в контакт с так называемой «истинной Ордой» Черной Горы. Манипулируя орками, он дал возможность Черной Стае использовать гору в качестве новой базы. В конце концов он начал проводить безумные эксперименты с кровью разных драконьих стай, большая часть которой была добыта с живых драконов.

Забытые клятвы

Десять тысяч лет назад, соплеменники Смерктокрыла, Драконьи Аспекты, жили, в полной мере, не обладая своей мощью и внезапное возвращение их силы истощило их физически и духовно. Пока они свыкались с новым положением дел, то пришли к пугающему выводу. На протяжении долгого времени они не занимались мирскими делами. Теперь это было непозволительно. Пришло время вновь взять на себя обязанности, возложенные на них Титанами.

Ноздорму, Аспект Времени, снова стал смотреть за течением временных потоков. Его ужаснуло знание о том, что тайная сила пытается изменить определенные моменты в истории; последствия этого могли привести к уничтожению реальности как таковой.

Изера, Аспект Грез, проводила большую часть времени в Изумрудном Сне, мистическом измерении нетронутого, дикого Азерота, что помогало направлять силы природы в физическом мире. Но с силой, которая вернулась к ней, она узрела, что леденящие душу ужасы и отчаяние охватило сокрытые места Сна, приобретя форму разложения и порчи, именуемой Изумрудным Кошмаром.

Никто их них не знал, что обе угрозы были созданы Древними Богами. Касание Йогг-Сарона (а позднее Н’зота), постепенно распространило порчу по Изумрудному Сну, а потоки времени подвергались атакам со стороны Стаи Драконов Бесконечности. Эти темные существа пришли из одного из вероятных будущих Азерота, хотя их происхождение оставалось тайной для Ноздорму.

На Малигоса, Аспекта Магии, возвращение полной силы повлияло менее всего. Во время Войны Древних Смертокрыл уничтожил почти всю Синюю Стаю и чуть было не довел до безумия ее главу. Малигос скрылся в своем логове, Нексусе, терзаемый страданиями и мрачными мыслями. Когда сила возвратилась к нему, его разум прояснился, правда, этого было недостаточно, чтобы полностью вернуть его из летаргии, но тем не менее, это изменило Малигоса. Впервые за много столетий он стал летать по Нексусу, чтобы понять в каком состоянии пребывает его логово.

Алекстразе, Аспекту Жизни, требовалось время, чтобы восстановить силы после пленения. Она и ее Стая отдалилась от соплеменников, чтобы восстановить физические и духовные силы.

И хотя многие Аспекты были готовы забыть о своем прошлом, требовалось еще много лет до того дня, когда они полностью восстановят свои силы.

Силы зла не собирались ждать, когда это произойдет.

Зов Древних Богов

Во время Второй Войны предательство разбило Орду на две части. Чернокнижник Гул’дан Отделился от основных сил и ушел на поиски запрещенного могущества, заключенного в месте, известном как Гробница Саргераса. С собой он взял два клана – клан Бушующего Шторма и Сумеречного Молота, который вел двухголовый огр-маг Чо’галл. Предательство Гул’дана серьезно ослабило Орду и в конечном итоге привело ее к поражению. В конце концов Гул’дан был наказан за свой поступок.

Когда Гул’дан проник в Гробницу, монстры, ждавшие в ней, разорвали Гул’дана на части, равно как и многих последовавших за ним. Из их костей они сложили массивную башню.

Чо’галл и некоторые из Сумеречного Молота едва выжили, бежав из Гробницы. У них не было никаких причин служить ни Легиону ни Орде. По правде говоря, они считали своими повелителями других существ.

Они поклонялись Древним Богам.

Клан Сумеречного Молота не был похож на другие кланы орков. Они применяли темную магию больше, чем магию скверны и поклонялись силам Бездны. Орки Сумеречного Молота были фанатиками, которые верили в Час Сумерек, темное пророчество, в котором предсказывалась смерть всему живому. Чо’галл и его последователи были предвестниками апокалипсиса. Вопрос состоял только в том, когда и как это произойдет.

На Азероте они нашли ответы. Чо’галл и его последователи слышали шепот Древних Богов. Эти существа показали Сумеречным Молотам видения из прошлого. Они показали то, чем мир был однажды – они показали оркам Сумеречного молота Темную Империю в ее ужасном могуществе.

Чо’галл и Сумеречные Молоты должны были помочь Древним Богам вернуться. Им нужно разбить оковы и вновь построить Темную Империю, которая станет предвестником Часа Сумерек.

Когда-то Чо’галл верил в то Орда была тем ключом, что откроет врата апокалипсиса. После смерти Гул’дана в Гробнице Саргераса, он понял, что это не соответствовало действительности. Он чувствовал присутствие Древних Богов где-то на далеком континенте и жаждал встречи с существами, чтобы ощутить их ужасные силы.

Это было долгое, опасное путешествие от Гробницы Саргераса в Калимдор. Сумеречные Молоты постепенно шли к южной части континента, где темный шепот пробивался через поверхность земли. Чо’галл не знал этих земель и многих опасностей, которые из здесь подстерегали. Он месяцами медитировал, объединяя свой рассудок с волей Древних Богов. Хотя они были заключены в подземных тюрьмах на протяжении тысячелетий, мало по малу они смогли распространить свое влияние на мир. Древние Боги звали Чо’галла через странные земли, помогая избежать опасностей.

Чо’галл и Сумеречные Молоты обосновались в системе пещер под пустыней Танарис. К востоку лежал Ан’Кираж, тюрьма Древнего Бога К’туна. Чо’галл чувствовал, что он близок к своему повелителю. К сожалению, ему не удалось добраться до существа.

Вскоре, важные члены клана стали пропадать. Других находили мертвыми. Чо’галл подозревал измену. Наконец, он узнал правду, став свидетелем того как кто-то промелькнул, при этом успев перерезать горло одному из самых доверенных лиц Чо’галла.

Это была полукровка Гарона.

Когда-то давно, Гул’дан, Чо’галл и их ближайшие последователи подчинили себе Гарону и сделали ее личным оружием. Во время Второй Войны она сбежала и освободилась от власти своих хозяев. Она питала ненависть к ним и поэтому решила преследовать Чо’галла, переплыв океан, чтобы отомстить. Сумеречный Молот обосновался в пещерах под Танарисом, поставив ловушки и укрепив оборону, но Гарона потратила месяцы на то, чтобы изучить его. Пещеры не были их домом, они были ее охотничьим угодьем.

С каждой ночью находили все новых жертв. Чо’галл был в ярости, но у него не оставалось выбора. Его клан бежал из пещер в поисках нового места где они могли бы проводить свои темные ритуалы.

Продолжение

К содержанию

Author: Deckven View all posts by

4 Comments on "Warcraft Chronicle, том 3. О событиях после Второй Войны"

  1. napoleon 17 Март 2018 в 23:33 -

    спасибо огромное за шикарный и своевременный перевод!

  2. napoleon 17 Март 2018 в 23:36 -

    А возожно ли к слову чемпион в этом переводе найти другие синонимы?

  3. napoleon 17 Март 2018 в 23:51 -

    интересную книгу прочитал когда то кажется повелитель кланов Криса Метцена.По моему правильно не Верессу а Верису. Из трëх сестëр ветрокрлых мне Вериса почему то нравится больше чем Сильвана или Аллерия, даже если бы все три оставались высшими эльфами.

  4. napoleon 17 Март 2018 в 23:56 -

    Я бы вместо слова несшей использовал слово несущей, только не помню это причастие или деепричастие или же даже глагол :) забыл почти всë чему учился.

Leave A Response