Warcraft Chronicle, том 3. О глазе Саргераса и проклятии эльфов крови

image

О Глазе Саргераса, Кель’тасе Солнечном Скитальце и атаке Иллидана на Короля-Лича

К предыдущей части

Глаз Саргераса

С помощью новых союзников, Иллидану удалось пересечь Великое Море и добраться до Расколотых Островов. Он вырос в этих землях, но это было задолго до того, как случился Великий Раскол. Изоляция и время взяли свое. Иллидан видел множество загадочных существ, что обитали на этих берегах, но времени удовлетворить любопытство у него не было — Стражи и Маейв шли по его следам.

Иллидану удалось обмануть своих преследователей и проникнуть в Гробницу Саргераса. Он ощущал поток запретной магии, что струился лабиринтам башни, вместе с другими таинственными вещами. Проклятое место. Памятник предательству и смерти. Опасность поджидала на каждом углу. Память Гул’дана позволила ему безопасно продвигаться по полузатопленным коридорам, в которых гулял ветер. Он чуть было не опоздал, обнаружив Глаз Саргераса незадолго до того, как нашли его. Несколько Стражей окружили его, но шансов его остановить у них почти не осталось. Завладев Глазом Саргераса, он оказался им неподвластен.

Те, кто противостоял ему в Гробнице, погибли. Выжила только Майев.

Тяжело раненная, она смогла выбраться из Гробницы и собрать оставшихся Стражей. Свидание со смертью не испугало ее настолько, чтобы остановить охоту. Наоборот, она отчаянно желала уничтожить Иллидана и как можно быстрее. Он убил много преданных ей Стражей и жажда мщения жгла ее сердце.

Она отправила в Калимдор посланника, в котором просила у Малфуриона помощи. Чтобы не случилось, она больше не будет бежать. Маейв и оставшиеся на Расколотых Островах Стражи приготовились к последней схватке с Иллиданом.

Вскоре Иллидан, не слишком того желая, вышел из Гробницы. Здесь еще оставалась сила, но он знал, что Майев еще жива. Было и другое, что волновало его. Глаз Саргераса оказался не таким мощным, как ожидал Иллидан. Даже когда он пытался направить через него поток собственной магии, это не приводило к желаемому. Он не мог напасть на Короля-Лича — расстояние было слишком велико. Он нуждался в дополнительном источнике силы, которое сделает его заклинания мощнее. Еще раз он погрузился в память Гул’дана и снова нашел ответ.

В его мыслях возник образ сияющего города на востоке. Он не только был полон магии, но стоял на пересечении силовых линий. Город этот звался Далараном.

Иллидан послал Леди Вайш и других наг на разведку к Даларану и окружающим его силовым линиям. Бывший ночной эльф сам собирался вступить в схватку с Майев Песнь Теней. До тех пор пока она будет жива, она не даст ему покоя. Пришло время покончить с этим раз и навсегда.

Иллидан и оставшиеся наги напали на Майев и Стражей. Ночные эльфы были изранены и истощены. Они знали, что предстоящая битва будет их последней и приняли бой с угрюмой решительностью. Единственное, чего желала Майев — получить шанс повергнуть Иллидана Ярость Бури.

Этого не случилось.

В самый разгар битвы на помощь Майев и Стражам пришли Часовые и друиды. Их вели Малфурион и Тиранда. Когда гонец от Майев сообщил им, что Иллидан собрал армию и ищет демонические артефакты, оба пришли в ужас. Тиранда чувствовала личную ответственность за предательство Иллидана. Она не сомневалась в том, что Иллидана следовало освободить. Но тот Иллидан, которого она знала тысячи лет назад, друг и близкий, более не существовал. Его место занял некто другой. Монстр, ни чуть не лучший тех, что вторглись на гору Хиджал.

Подмога повернула ход битвы и Иллидан бежал на восток, в надежде добраться до Даларана. Он мог использовать Глаз Саргераса в битве против Малфуриона и Тиранды, но не решился на этот шаг. Несмотря на то, что оба видели в нем предателя, он все еще питал к ним добрые чувства.

Проклятье эльфов крови

С тех пор как пал Лордерон в Восточных Королевствах многое изменилось. Плеть продолжала бесчинствовать, охотясь за выжившими и воюя с остатками сопротивления Альянса. Но не только лордеронский народ боролся за жизнь после поражения. Высшие эльфы Кель’Таласа потеряли не меньше, чем их южные соседи. Артас Менетил превратил некогда цветущие земли в зачумленное кладбище. Он также осквернил Солнечный Колодец, главный жизненный источник общества высших эльфов, бьющееся сердце источника тайной магии. Скорбя о том, что произошло с их землей и в память о падших соотечественниках они назвали себя эльфами крови.

Артас убил короля Кель’Таласа, Анестериана Солнечного Скитальца. По праву наследования его место должен был занять принц-маг Кель’тас, но поначалу его нигде не могли найти. Наследник трона находился в Даларане, когда его страна пала. Когда он получил известия о нападении, то тут же помчался домой, но когда он вернулся уже все было кончено.

Выжившие эльфы не слишком радостно приветствовали Кель’таса. Вместо того, чтобы воевать за Кель’Талас он был в Даларане. Многим казалось, что ему больше нравится проводить время в далеком городе, чем на родине.

Кель’тас не принес извинений за свое отсутствие в час нужды. Его подданные имели полное право осуждать его. Он решил, что проявит себя перед своим народом, восстанавливая королевство. Это оказалось нелегкой задачей для него. Кель’тас всегда держался отчужденно от своего народа. Эльфы крови стремились к изоляции и чуждались иного, а он представлял собой полную противоположность. Он хотел путешествовать, узнавать мир и другие народы, впитывать новые идеи.

Он осмотрел руины Луносвета и присутствовал на похоронах отца, но ему все равно не удавалось найти общий язык со своим народом. Он не бросал попыток. Он любил свой народ и свое королевство больше, чем представляли себе некоторые эльфы. И эта его любовь привела его к оскверненному Солнечному Колодцу.

Кель’таса ужаснул вид Колодца и тех искривленных сил, что буйствовали в его глубине. С помощью своих магических способностей он чувствовал, что темные силы постепенно распространяются по Кель’Таласу. Со временем они проникнут в разумы и души эльфов и убьют их. В очищении колодца также было мало определенности. Старейшины Кель’Таласа пришли к одному выводу. Вместе с Кель’тасом они решили, что есть только один путь уничтожить яд, истекающий из колодца.

Кель’тас собрал самых могучих волшебников около Колодца. Вместе они провели ритуал и сотворили великое заклинание, что уничтожило Солнечный Колодец. Всплеск энергии каскадом излился из него и уничтожил остатки Плети в близлежащих землях.

Уничтожение Колодца немедленно ощутили остальные эльфы крови. Всю свою жизнь они купались в энергиях, что исходили из Солнечного Колодца и стали зависимы от тайной магии. Теперь, отрезанные от нее, они стали страдать. Узы зависимости затягивались все больше с течением времени и многие эльфы крови стали болеть и впадать в летаргию.

Кель’таса беспокоил этот ход событий, но более его волновало то, что Плеть по-прежнему была сильна в Лордероне. До тех пор пока нежить находится рядом с границами, его народ не будет знать покоя. Если эльфы хотят восстановить королевство, то для начала нужно помочь оставшимся силам Альянса победить Плеть.

Его отец порвал с Альянсом, но это не остановило принца в оказании помощь этому союзу. Он собрал своих самых здоровых воинов и направился в Лордерон, чтобы присоединиться к войне против нежити. Вместо себя принц оставил опытного рейнджера Лот’ретмара Терона, назначив его лордом-регентом Кель’Таласа.

Уход Кель’таса не удивил эльфов крови. Он опять отбыл в чужие земли, оставив родину.

Дети крови и звезд

Многие очаги сопротивления Альянса были разбросаны по Лордерону, но самый крупный находился в Серебряном бору. Этими силами командовал человек, Главнокомандующий Отмар Гаритос. Он стал командующим не из-за заслуг, а по воле случая, как один из оставшихся в живых высших военных чинов Лордерона. Как следствие, как командир он был далек от идеала. Самодур и ксенофоб, который терпеть не мог другие народы и вычищал из своих рядов тех, кто принадлежал к другим расам.

Принца Кель’таса и его эльфов крови не минула эта участь. Когда принц предложил свою помощь сопротивлению, Гаритос принял ее из чистой необходимости. Он даже не счел нужным скрыть свое презрение.

Несмотря на холодный прием, Кель’тас и его воины приложили все возможные усилия. Эльфы крови вскоре проявили себя самой боеспособной силой в армии Альянса. Они захватили большую часть Серебряного Бора и медленно продвигались к руинам Даларана. Разрушенный город частично находился под контролем Кирин Тора, но близлежащие леса кишели нежитью.

Когда Кель’тас дошел до Даларана, он сделал неприятное открытие. Воздух был разрежен невидимой энергией тайной магии. Земля дрожала под шагами. Где-то рядом с разрушенным городом зрел шторм.

Чем бы это не было, оно привело Плеть в исступление. Нежить наступала в гораздо большем числе, нежели ранее. Каждый день ночным эльфам приходилось отбивать волну за волной и они уже с трудом удерживали собственные земли. Кель’тас был в самой гуще событий, когда столкнулся с чужеземцами с далекого континента. Преодолев штормы и бушующее море Майев Песнь Теней, Тиранда Шелест Ветра, Малфурион Ярость Бури и другие ночные эльфы высадились в Лордероне, преследуя Иллидана.

Ночные эльфы и эльфы крови имели общие корни, но их цивилизации сильно отличались. Однако, Кель’тас не нашел это серьезным препятствием. Он многое мог узнать у своих далеких родственников, возможно, даже о том, как избавиться от последствий зависимости от тайной магии. Когда Кель’тас узнал, что ночные эльфы охотятся на могучего демона Иллидана, он предположил, что именно он ответственен за аномалию в окрестностях Даларана. Это объясняло, почему нежить сошла с ума.

Кель’тас согласился помочь ночным эльфам в поимке Иллидана. Спустя десять тысяч лет после разъединения эльфы разных родов объединились вместе в общем деле.

Атака на Короля-Лича

На Иллидана охотились не только ночные эльфы. Глазами нежити Король-Лич видел Леди Вайш и других наг, рыскавших вокруг Даларана. Их намерения оставались неясными до того момента, пока не появился Иллидан и не начал чародействовать. Он использовал даларанские силовые линии для усиления разрушительного потенциала Глаза Саргераса. Вокруг Иллидана возникла буря сил тайной магии, которая росла с каждым днем.

Король-Лич всегда знал, что Кил’джеден имеет для него что-то в запасе. Повелителю демонов удалось найти нового подручного. И стоило признать, слуга этот был силен.

Было очевидно, что вскоре Иллидан применит мощное заклинание против Ледяного Трона. Уже не в первый раз это напомнило Королю-Личу о его главном слабом месте. Он был закован в лед, что делало из него легкую мишень для Иллидана. Единственное, что оставалось — атаковать Даларан полчищами нежити. Нежить хлынула через юго-запад Лордерона, но когда они достигли Даларана было уже поздно.

Иллидан успел завершить приготовления. Со всей яростью он направил поток сил тайной магии на Ледяную Корону. Даже Леди Вайш и наги поразились тому, что произошло. Вспышка магии заставила землю вспучиться. Не только в Даларане, но и в округе из земли вырывались фонтаны магической энергии.

Иллидан не обращал внимания на эти непредвиденные побочные эффекты, как и на то, что их окружала армия Плети. Его соратники сдерживали натиск Плети, а он сосредоточился на Ледяной Короне. Волна за волной ударялась о лед и, наконец, сломала тюрьму Короля-Лича, открыв его сущность. Оставалось нанести всего несколько ударов, чтобы покончить с повелителем Плети. Но как только он подготовился к последнему удару, вокруг воцарился хаос. Объединенные силы эльфов крови и ночных эльфов нанесли удар по силам Иллидана.

Битва вскоре докатилась и до самого Иллидана и ночным эльфам удалось прервать его заклинания. Глаз Саргераса упал перед ним. Земля продолжала сотрясаться. Воющий шторм над Ледяной Короной утих. В мгновение победа Иллидана обратилась в бедствие.

Он пришел в ярость от того, что ему не дали убить Короля-Лича, но они не испытывали угрызений совести. Заклинание Иллидана опустошало земли вокруг и могло привести к еще большим бедствиям, если бы его не остановили. По мнению Иллидана ночные эльфы были близоруки. Они до сих пор не поняли, что им нужно пожертвовать всем, чтобы победить демонов и их созданий. У эльфов не было воли воевать против Легиона.

И он сомневался, что она когда-либо появится.

Продолжение

К содержанию

Author: Deckven View all posts by

5 Comments on "Warcraft Chronicle, том 3. О глазе Саргераса и проклятии эльфов крови"

  1. gnomecore 14 Июнь 2018 в 12:42 -

    С расстояниями еще в стратегии возникал вопрос: как Майев продержалась до прибытия Малфуриона и Тиранды? Гонца отправляли кораблем, кораблями же НЭ и прибыли на острова. Путь вообще неблизкий.

    Иллидан должен был либо раскрошить стражей в капусту за это время, либо плюнуть и уйти по своим делам.

  2. Deckven 14 Июнь 2018 в 12:48 -

    @ gnomecore — ну да, там по идее не один день пути, если не несколько недель

  3. Челикслав 15 Июнь 2018 в 10:37 -

    @Deckven — может быть она, предвидев возможные осложнения, отправила гонца намного раньше, а то, что произло в игре — попытка спасти хоть одну стражницу, чтобы в случае гибели Майев было кому об этом поведать

  4. Gekyou 18 Июнь 2018 в 23:18 -

    «Но как только он подготовился к последнему удару, вокруг воцарился хаос» — как в лучшем голливудском боевике, когда бомбу удалось отключить на последней секунде

  5. Deckven 19 Июнь 2018 в 15:20 -

    @Gekyou — ну а как же иначе? Только в последний момент. Иначе интрига пропадет )))

Leave A Response