Warcraft Chronicle, том 3. О прибытии наару в Запределье, Провидцах, Рыцарях Крови и эфириалах

World of Warcraft Chronicle Vol. 03-128

О том, как наару прибыли в Запределье, от Кель’таса ушли эльфы во главе с Ворен’талем, а сам Кель’тас покинул армию Иллидана.

Бремя власти

Иллидан Ярость Бури обучил принца Кель’таса Солнечного Скитальца тому, как извлекать энергию из артефактов, живых существ и окружающего мира для того, чтобы удовлетворить свой голод в магических силах. Однако, это только заставило их хотеть больше.

Отчаявшись найти новый источник магии, Кель’тас обратил свой взор на скверну. Он знал об опасности поглощения хаотических энергий, но верил, что сможет их контролировать. К тому моменту он уже знал о существовании охотников на демонов и лицезрел, как они использовали магию скверны, и не попадали под влияние Легиона. Если они могут контролировать эту силу, то он тоже сможет это сделать.

Кель’тас убедил Иллидана показать ему, как вбирать энергию скверны. Принц начал осторожно, поглощая небольшие порции. Вскоре он стал безнадежно зависим от этой магии. Чем больше темной энергии он поглощал, тем больше она забирала у его тела, разума и души. Его зависимость от скверны привела к отчуждению от своего народа. Он отчаянно желал спасти эльфов крови, но втайне стал параноиком. Он думал, что они видят в нем неудачника.

Правда была такова: его путешествие в Запределье не помогло эльфам крови, оно только усугубило их страдания. Мудрым решением было бы сжечь мосты и возвратиться в Кель’Талас. Но мысль о том, что он пройдет по улицам города, не имея решения для спасения, вызывала стыд и злость. Гордыня и невозможность признать поражение сковала его судьбу.

Эмоции, которые волновали Кель’таса, сделали его непредсказуемым. Иногда он играл роль доброго принца. Иногда он выплескивал на своих подданных необъяснимый гнев.

Кил’джеден понимал, что манипулировать принцем будет непросто. Кель’тас знал о роли Легиона в создании Плети. Он знал, что демоны несут ответственность за разрушение Кель’Таласа и осквернение Солнечного Колодца.

В конце концов, повелитель демонов заговорил с Кель’тасом. Он ничего не сказал о существовании Анвины Тиг или своих планах завоевать Азерот. Он сосредоточился только на Иллидане и его обещании удовлетворить потребности эльфов крови в магической энергии.

Кил’джеден нашептывал принцу о том, что Иллидан не открыл всех секретов использования магии скверны. Иллидан рассказал только о том, как поглощать хаотические энергии, но были и другие практики. Охотники на демонов использовали более утонченные методы и это делало их более сильными. Причина, по которой Иллидан не поделился этим знанием была проста: он не верил, что принц и эльфы крови достойны этого. Иллидан видел в них всего лишь орудие, которым можно пожертвовать в войне с Легионом. Ничего больше.

Кил’джеден пообещал Кель’тасу истинное знание магии скверны. Взамен он просто хотел, чтобы Кель’тас покинул армию Иллидана.

Кель’тас предложение демона, но время от времени Кил’джеден говорил с ним снова и снова. В дни последующие его слова поглотят искаженный разум Кель’таса и разрушат веру в Иллидана Ярости Бури.

Свет во тьме

Прибытие войск Легиона привлекло внимание всех обитателей Запределья. Демоны всегда были здесь, но не в таком огромном количестве. Никто не был более обеспокоен этим более, чем Велен. Десятилетиями Велен делал все возможное, чтобы скрыть поселения дренеев, что были разбросанны по Запределью. Несмотря на все его усилия, он опасался, что демоны доберутся до них. Он страшился того, что они завершат бойню, начатую десятки лет назад — уничтожат оставшихся в живых дренеев.

Несмотря на все трудности, Велен никогда не терял веру в Свет Небес. Он ежедневно молился, чтобы получить наставления от наару. И когда Легион начал вторжение, он стал молиться еще чаще.

Велен не был единственным, кто просил наару о помощи. Архимаг Кадгар оставался в Запределье с того момента, как был разрушен Темный Портал, разделяя тяготы жизни с Сынами Лотара. Со временем он использовал свои познания в магии, чтобы найти в Великой Запредельной Тьме союзников в борьбе против Легиона. Помимо Велена, Кадгара узрели наару из Армии Света.

Армия Света вела свою войну против Легиона. Наару хотели помочь Велену и Кадгару и видели в Запределье важный фронт борьбы с Легионом. Однако, сейчас одна за одной шли тяжелые битвы с Легионом. Наару не могли распылять силы армии, но, возможно, как-то могли поддержать Велена и Кадгара.

Наару А’дал, М’уру и О’рос вызвались добровольно помочь народам Запределья. Они отправились в путешествие через звезды на борту межпространственной крепости, известной как Крепость Бурь. Наару прибыли на дальний край расколотого мира — Пустоверть.

Они прибыли в Пустоверть не случайно. Реальность здесь была разорвана, Круговерть Пустоты постоянно билась о границы Пустоверти и хаотическая магия просачивалась в Запределье. Это делало Пустоверть опасным и непредсказуемым местом, но в тоже время наару было проще до него добраться.

По прибытию А’дал разведал, что творится в Запределье. Существо почувствовало анклавы дренеев, разбросанные по пустынным землям, а также оставшиеся силы Сынов Лотара. Они были разделены и хотели защититься от Легиона. Их можно было объединить.

А’дал нашел место, где можно собрать союзные фракции Запределья и создать из них войско, что сможет держать оборону. Этим местом стал Шаттрат, поскольку наару почувствовал, что здесь проводят священные ритуалы. Орден дренейских жрецов — Алдор — переместил свой храм в руины крепости и продолжил свои службы Свету Небес.

С помощью энергий Крепости Бурь А’дал перенес себя в город, а М’уру и О’рос остались смотреть за межпространственной крепостью.

Алдор приняли А’дала с распростертыми объятиями и посвятили себя служению ему. Вскоре в город прибыли другие существа. Привлеченные энергией А’дала, они стекались из дальних уголков Запределья. Велен пришел с горсткой последователей, опасаясь ловушки Легиона. Его радости не было предлеа, когда узнал правду — его молитвы в конце концов были услышаны.

Кадгар и Сыны Лотара преодолели трудности путешествия по диким землям и тоже пришли в Шаттрат. Многие дренеи опасались этих чужеземцев, но А’дал их быстро успокоил. Тех, кто пришел в Шаттрат, наару призвал найти общее и объединиться. Разобщенные, они проиграют Легиону. Только вместе у них есть шанс выжить.

Совета наару послушали все. Как и дренеи, Кадгар сотоварищи пережили немало трудностей. Им не нужны были новые враги. Под руководством наару дренеи и Альянс стали отстраивать Шаттрат, который стал лучом надежды на лучшее будущее.

Провидцы

Не только дренеи и Сыны Лотара заметили прибытие наару. Иллидан Ярость Бури тоже узнал об этом. В силах, что собирались в Шаттрате он видел потенциальную угрозу своей войне с Легионом. Если наару соберут достаточно большую армию, то они смогут пойти против Иллидана и захватить власть в Запределье.

Иллидан решил нанести удар по Шаттрату, пока он еще был слаб. Он приказал Кель’тасу Солнечному Скитальцу послать на штурм эльфов крови и захватить город силой.

Кель’тас потребовал участия в штурме охотников на демонов, но Иллидан отказал. У них была своя задача, правда, в чем она состояла, Иллидан умолчал.

Ответ Иллидана разозлил Кель’таса, но он подчинился приказу. Он назначил талантливого мага Ворен’таля возглавить ударные силы. Вскоре армия эльфов крови подошла к стенам Шаттрата. В ее рядах находились наиболее выдающиеся маги. Он знали дороги войны и были рады услужить своему повелителю. Они считали, что защитники Шаттрата не имеют никаких шансов против них.

Но нападение на Шаттрат завершилось еще до того, как пролилась первая кровь.

По пути в Шаттрат Ворен’талю было видение. Проблеск будущего, в котором он узрел, как его народ поднимается к былой славе, свободный от отчаяния и зависимости от магии. В сердце этого видения сиял наару. Свет Небес освещал Кель’Талас, облегчая страдания душ эльфов крови.

Ворен’таля навсегда изменило то, что он увидел. Он рассказал о видении своим соратникам и убедил в том, что наару являются ключом к спасению. Эльфы крови приняли доводы Ворен’таля. Это было не сложно. В Запределье они терпели постоянные лишения и видели мало надежд на лучшее будущее. Они нуждались в новом пути, пусть даже зиждящемся на призрачном видении.

Добравшись до Шаттрата Ворен’таль и его армия отложила оружие в сторону и присягнула на верность А’далу. Эти эльфы крови стали известны как Провидцы.

Ворен’таль направил послание Кель’тасу, в котором уговаривал его присоединиться к наару в Шаттрате. Ответа он не получил.

Кель’тас был взбешен тем, что его армия оставила его и последовала за наару. Публично он рассматривал это как предательство и посягательство на его власть как принца. Для себя он признавал, что уход Ворен’таля случился из-за его собственных просчетов.

Этот инцидент еще больше отдалил Кель’таса от Иллидана. Принц требовал, чтобы бывший ночной эльф в отместку напал на наару, но ничего не было сделано. Иллидан сосредоточился на охотниках на демонов и обращал мало внимания на происшедшее с армией Ворен’таля. Это еще раз подтверждало сказанное Кель’тасу Кил’джеденом — Иллидану безразлично относился к принцу и его народу.

Кель’тас не мог позволить Иллидану принести эльфов крови в жертву, как овец. Он полностью утратил веру в Иллидана и видел в Кил’джедене нового повелителя. Что-то ему говорило, что Легиону доверять нельзя, особенно после того, что демоны сотворили с его королевством. Но он не мог противостоять искушению магий скверны. Темные устремления, желание утолить свой голод, довлели над его разумом, делая все остальное неважным.

После непродолжительных колебаний он заключил пакт с темным повелителем и согласился покинуть армию Иллидана. Взамен Кил’джеден пообещал ему то, чего он искал более всего: знания об использовании магии скверны.

Рыцари Крови

Пока Иллидан был занят охотниками на демонов, Кель’тас и его соратники тихо покинули Черный Храм. Принц сказал, что они вернуться, но это была ложь. Он ушел в окраинные земли Запределья, известные как Пустоверть, где прочно обосновался. То, что Кель’тас не собирается воссоединяться с силами Черного Храма Иллидан понял намного позже.

Кель’тас бывал в Пустоверти ранее, когда хотел использовать неустойчивые энергии, которые пронизывали это регион. Но даже для такого опытного волшебника, как он, это оказалось невыполнимой задачей. Силы Круговерти Пустоты были хаотичны и непредсказуемы и его усилия не увенчались ничем кроме как фрустрацией.

Это было перед тем, как в Круговерть прибыла Крепость Бурь. Корабль нес на борту такие технологии, которые Азерот еще не видел.

Кель’тас мало знал о внутреннем устройстве Крепости Бурь, но верил, что применение его технологий поможет овладеть неустойчивой магией и использовать ее. Принц и небольшая армия эльфов крови, используя вновь приобретенные знания о магии скверны проникла в крепость и прорвали ее оборону. Те наару, что находились внутри, не имели никаких шансов против захватчиков. О’рос применил свою магию чтобы отбросить эльфов из крыла, известного как Экзодар. М’уру ожидала другая судьба — он стал их пленником.

Не смотря на союз с Кил’джеденом, Кель’тас все еще пекся о своем народе. Он верил в то, что М’уру станет источником силы для его народа.

Кель’тас применил способность Крепости Бурь передвигаться в космосе для того, чтобы сотворить портал в Азерот. Он приказал части своих подданных взять М’уру в Кель’Талас где остальные эльфы смогут питаться энергией этого существа. Другим он приказал научить подданных своего королевства извлечению магических сил из артефактов и живых существ.

Народ Кель’Таласа испытал противоречивые чувства по прибытию М’уру. Лот’ремара Терона и других эльфов крови тревожило то, что им придется питаться энергией существа Света Небес. Другие это тревоги не разделяли. Несколько месяцев эльфы экспериментировали с М’уру. В конце концов, они узнали о природе Света Небес и как можно применять эту силу.

Слухи об этом достигли бывших жрецов Кель’Таласа, включая Леди Лиадрин. Когда Плеть уничтожила ее королевство в ходе Третьей Войны, она посчитала, что Свет покинул их. Ее вера ослабла и она потеряла способность взывать к Свету Небес. Такая же судьба постигла других жриц Кель’Таласа.

Но с помощью М’уру Лиадрин и другие жрецы и жрицы смогли снова взывать к Свету. Они могли связывать силу наару со своей волей.

Лиадрин первой приняла силы М’уру. Она и те, кто ей шел по ее стопам создали новый орден паладинов — Рыцарей Крови.

Анвина Тиг

Через своих агентов в Кель’Таласе Кил’джеден узнал о том, что Кель’тас не подозревает о существовании Анвины Тиг. Только лорд-регент Лот’ремар Терон и немногие приближенные у нему знали, кто она такая на самом деле. Они держали это в секрете от Кель’таса. Лот’ремар и его круг приближенных понимали, что Кель’тас отчаянно желает спасти эльфов. Они опасались, что если Кель’тас узнает о существовании Анвины Тиг, то будет действовать не взирая на последствия. Эльфы не знали, что случиться, если аватара окажется на том месте, где был Солнечный Колодец. Эльфы крови и так пострадали немало. Еще одно бедствие могло окончательно уничтожить их народ.

Со временем мнение Лот’ремара относительно этой тайны изменилось. Он и оставшиеся в Азероте беспокоились за судьбу эльфов крови в Запределье. Пришло время им вернуться домой и поэтому он решил рассказать об Анвине.

После прибытия М’уру в Азерот Лот’ремар направил гонца к Кель’тасу, чтобы рассказать об аватаре. Гонцы не дошли. Агенты Кил’джедена убили их. Возможность восстановить Солнечный Колодец дала бы Кель’тасу надежду и это могло помешать повелителю демонов. Он хотел держать принца в неопределенности и отчаянном положении, что бы лучше контролировать его.

Эфириалы

Вместе с М’уру Кель’тас Солнечный Скиталец прислал в Кель’Талас другие источники силы. Он и эльфы крови поняли, как можно использовать технологии Крепости Бурь для добычи магической энергии из Круговерти Пустоты. Они демонтировали части Крепости и построили из них устройства, которые назвали манагорнами. Они разместили эти машины в разных частях Пустоверти. Когда машины запустили, они начали собирать энергию из Круговерти Пустоты и сберегать ее в зачарованных манабатерях, от которых питались эльфы крови.

Кил’джеден торопил Кель’таса с отправкой манабатарей в Кель’Талас. Его совет был вызван далеко не альтруистическими побуждениями. Повелитель демонов считал, что батареи помогут создать портал для Легиона в Солнечном Колодце.

Со временем манагорны ослабили ткань в реальности в Пустоверти. Это привлекло внимание таинственных эфириалов, талантливых ученых, которые происходили из мира К’ареш. В своем желании постичь знания тайной магии и технологий они навлекли на себя бедствия. На К’ареше образовался открытый разлом в Бездну, который привлек внимание существа, который именовался Пространствусом Всепоглощающим. Пространствус погрузил мир в поток нестабильных энергий, которые медленно разрывали его на части. К’ареши отчаянно защищали свой мир от этого. Их усилия достигли успеха только отчасти. Их магия остановила темную магию Пространствуса, но первичные силы тайной магии разрушили их физические тела. Все, что осталось от них — это души, мерцающие магическими огнями. С тех пор эти призрачные существа называли себя эфириалами.

Эфириали разделились на несколько фракций. Одни стали торговцами и кочевниками, путешествующими по космосу. Другие поклялись уничтожить Пространствуса и созданий Бездны, что разрушили К’ареш.

Обе фракции видели в Запределье место, которое могло помочь достигнуть желаемого. Торговцы — умножить свое богатство посредством торговли. Те, кто шел путем воина, надеялись найти новое оружие для борьбы против Бездны.

Author: Deckven View all posts by

2 Comments on "Warcraft Chronicle, том 3. О прибытии наару в Запределье, Провидцах, Рыцарях Крови и эфириалах"

  1. Челикслав 12 Июль 2018 в 18:07 -

    Очень интересно! Я не сильно знаком с лором дополнений варика, ибо не застал их, а потому я очень заинтересован в Ваших дальнейших переводах:) Спасибо за труд)

  2. Deckven 13 Июль 2018 в 22:10 -

    @ Челикслав — да мне самому интересно, даже не ожидал

Leave A Response