World of Warcraft Chronicle, том 3- Блог казуального геймера

Warcraft Chronicle, том 3. О событиях Катаклизма

World of Warcraft Chronicle Vol. 03-183

О событиях, ставших основой третьего дополнения к World of Warcraft: Cataclysm.

К предыдущей части

Глава VII

Катаклизм

Незримый

В последние годы Древние Боги испытали шокирующие неудачи, в том числе поражение К’Туна и Йогг-Сарона от рук защитников Азерота. Они не ожидали такого ожесточенного сопротивления и появления таких бесстрашных героев.

Окутанный океаном лихорадочных сновидений, среди костей безымянных ужасов, Н’Зот остался не тронут клинками смертных. Древний Бог был уверен, что герои Азерота в конце концов будут искать его и попытаются сокрушить, как это сделали с К’Туном и Йогг-Сароном.

Н’Зот не боялся, но стало ясно, что окно возможностей быстро закрывается. Мир был изранен недавней войной против Короля-Лича. Древних Аспектов поглотила их собственная борьба. Изера вернулась из глубин Изумрудного Сна, но и она изменилась. Пророческие видения довлели над ее разумом, и ей было трудно отличить, что реально, а что нет. Тем временем Ноздорму исчез во временных потоках в поисках темной силы, что нарушала прошлое, настоящее и будущее. Малигос погиб, оставив Синюю драконью стаю без лидера. Только Алестраза продолжала защищать Азерот, но крайне нуждалась в отдыхе после того, как помогла Альянсу и Орде в Нордсколе.

Пришло время Часа Сумерек.

Первый удар колокола, знаменующего апокалипсис, сделал не Чо’галл и его культисты. Вестником конца света стал Смертокрыл. Когда-то после битвы при Грим Батоле, Смертокрыл укрылся в Подземье, царстве земли в Обители Стихий. С давних времен Хранители использовали Обитель Стихий, чтобы сдерживать непокорных духов мира. Для Смертокрыла Подземье стало чем-то вроде второго дома. Его врожденная связь с элементом земли позволила ему поглотить скрытые энергии царства и использовать их, чтобы собрать силы и залечить раны.

Н’Зот напитал своей темной энергией сердце Смертокрыла, наполнив Черного Аспекта Драконов силой отличной от той, что он когда-либо знал. Этот приток силы сделал его форму более неустойчивой, и магма, которая текла по его венам, угрожала вырваться из тела и полностью разрушить его.

По команде Н’Зота культисты Сумеречного Молота отправились в Подземье, чтобы помочь Смертокрылу. Они закрепили элементиевые пластины над ранами черного дракона, чтобы тело не разрывалось. Процесс был мучительным, и Смертокрыл часто срывал свой гнев на культистах.

Поскольку культисты были заняты Смертокрылом, Н’Зот обратился к древним союзникам в Обители Стихий. Когда мир был молод, Древние Боги поработили разрушительные стихии Азерота и использовали их в качестве оружия. Они также сыграют роль в Час Сумерек. Н’Зот призвал элементалей готовиться к войне, но ему ответили не все.

Два правителя элементалей бросили вызов Древнему Богу: Нептулон Хозяин Приливов и Теразан Мать-Скала. За годы после их порабощения они разрушили оковы, которые связали их с Древними Богами. Они не будут служить Н’Зоту, но сражаться со всей своей яростью против любых попыток Древнего Бога или ее слуг поработить их.

Остальные повелители элементалей выполнили приказ Н’Зота. Рагнарос Повелитель Огня и Ал’Акир Повелитель Ветра воспользовались перспективой войны, и их связь с Древними Богами остались неразрывной. Н’Зот обещал освободить их из тюрем и позволить им бродить по Азероту, как когда-то в древности.

Сам Смертокрыл станет ключом к их освобождению. Как только Черный Аспект Драконов будет готов к войне, он вырвется из Подземья и разорвет границу между Обителью Стихий и поверхностью Азерота. Смертокрыл также послужит продолжением воли Н’Зота, командуя Сумеречным Молотом и элементалями, координируя их атаки. Древний Бог заставил его поверить, что, сделав это, он может очистить Азерот от других драконов и претендовать на мир, как на свой собственный.

По правде говоря, Н’Зот не собирался награждать Смертокрыла. Древний Бог использует оскверненного Аспекта Драконов, чтобы восстановить Черную Империю в ее былой славе и погрузит мир во тьму.
Как только это будет выполнено, Н’Зот избавится от своего слуги.

Стихийные бедствия

28 лет после Темного Портала

В Подземье Смертокрыл воспринял двойную энергию — Н’Зота и Обители Стихий. Он восстановил свои силы с потрясающей быстротой, но это дорого обошлось миру. Поглощение энергии Обители Стихий дестабилизировало планету и привело духов в смятение. Их боль и растерянность не ограничились Подземьем; они вышли на поверхность Азерота.

Океаны вспенились от гнева. Страшные бури завыли с гор и там, где раньше был умеренный климат, легли снега. Земля вздыбилась и застонала, вызвав землетрясения по всему миру. Стихийные бедствия не прекращались. Они становились все более частыми и суровыми. Путешествия стали опасными, и многие торговые суда затонули.

Вождь Тралл и другие шаманы чувствовали, что со стихиями что-то неладно, но, что вызвало это, оставалось загадкой. Много раз Тралл пытался говорить с духами стихий, но они были не в состоянии дать ему ответы. Он не мог ничего сделать, чтобы успокоить этих существ. Тогда ему пришла в голову мысль: если он не может общаться со стихиями Азерота, возможно, он сможет поговорить с теми, кто находится в Запределье, и получить их совет.

Перед тем как отбыть в Запределье, Тралл назначил Гарроша Адского Крика действующим вождем Орды. Воину еще многому предстояло научиться, но он зарекомендовал себя, как способный лидер в войне против Короля-Лича. Отвага Гарроша и свирепая гордость сделали его очень популярным, особенно среди орков.

Не все советники Тралла согласились с выбором. Верховный вождь тауренов Кэрн Кровавое Копыто не согласился с передачей власти над Ордой Гаррошу, в котором он видел дерзкого разжигателя войны. Тралл в высшей степени уважал Кэрна, но его решение было окончательным. Он считал, что эта ответственность сделает Гарроша терпимее и даст ему мудрость. Он ошибался.

Обретение власти сделало Гарроша еще более воинственным. Он считал, что Орда вела себя слишком скромно. Ресурсов не хватало, особенно после войны в Нордсколе. Беспокойство стихий, охватившее мир, только усугубило ситуацию.

Когда Тралл ушел, Гаррош обратил свой взор на северо-запад, на пышный Ясеневый лес. Изобильные земли находились в пределах досягаемости Орды. Большая часть этого региона принадлежала ночным эльфам, но это не помешало Гаррошу отправить туда войска. Он не собирался просить у Альянса ресурсов или вести с ним торговлю. Зачем ему было это делать, если он мог просто забрать, что хотел, силой?

Новые набеги Орды на Ясеневый лес привели Альянс в ярость. Между фракциями вновь накалилось напряжение, и открытая война казалась неминуемой.

Некоторые из членов Орды одобряли эти смелые и агрессивные действия, но не Кэрн Кровавое Копыто. Старый таурен говорил с действующим вождем и сделал все возможное, чтобы предотвратить кровопролитие. В глазах Кэрна Гаррош повел Орду по опасному пути, который неизбежно разрушит ее.

Гаррош не послушал его, и потому Кэрн решил говорить на единственном языке, который орк мог понять. Он вызвал Гарроша на мак’гору, ритуальный поединок. Перед толпой зрителей таурен и орк сражались за будущее самой Орды. С одной стороны — обещание мирного будущего. С другой — обещание крови и завоевания.

В тот день победили кровь и война. Кэрн Кровавое Копыто храбро сражался, но пал от рук своего противника. После смерти старого таурена больше не осталось несогласных с Гаррошем Адским Криком.

Совет Трех Молотов

Как и Орда, Альянс боролся с внутренними волнениями. Беспокойство стихий особенно сильно ударило по городу дворфов Стальгорну. Мощные землетрясения потрясли снежные холмы за пределами крепости, что привело к широкомасштабным разрушениям и гибели дворфов.

Король Магни Бронзобород был настроен защищать свой народ от этих бедствий, даже рискуя своим собственным благополучием. Он и его советники недавно узнали о древнем ритуале, позволяющем общаться с землей. Он происходил от предков дворфов, расы каменных созданий, называемых земельниками. Магни вызвался лично пройти ритуал, чтобы узнать, что вызвало бедствия в Азероте.

Ритуал прошел не так, как планировался. Он не просто соединил Магни с землей; он сделал его с ней одним целым. Он превратился в, казалось бы, безжизненную алмазную статую. Большинство считали, что он мертв, и Стальгорн оплакивал потерю своего короля.

Известие о судьбе Магни дошло до его дочери Мойры Тауриссан в городе Тенегорне, что пребывала в опале у отца. В последние годы все ее усилия были направлены на то, чтобы освободить клан дворфов Черного Железа от своих древних хозяев, элементалей огня и защитить их от Черной драконьей стаи. Однако происходящие события угрожали разрушить успехи Мойры. Когда духи стихий стали хаотичнее, некоторые дворфы из клана Темного Железа вернулись на свой старый путь. Они преклонили колени перед Рагнаросом и подняли восстание против Мойры.

В пустующем троне Стальгорна Мойра увидела возможность обезопасить верных ей дворфов Темного Железа. Она знала, что дворфы Стальгорна не встретят их с распростертыми объятиями. Бронзобороды были давними врагами клана Темного Железа. Но это не остановило Мойру. По закону престолонаследия корона принадлежала ей. Слово Мойры было законом.

Она вошла в Стальгорн с кланом Темного Железа и объявила себя королевой. Некоторые дворфы пришли в ярости из-за ее возвращения, но некоторые приняли ее, как своего лидера. Город забурлил и угроза гражданской войны стала реальной как никогда.

Чтобы предотвратить насилие, Мойра взяла ситуацию в железные руки. Она запретила кому-либо въезжать или выезжать из Стальгорна, пока не будет завершена передача власти. Это оказалось серьезной ошибкой. В это время в городе пребывал коронованный принц Штормграда, Андуин Ринн. Король Вариан расценил блокаду Стальгорна и взятие его сына в заложники, как акт агрессии. Андуин был единственным членом его семьи и он сделал бы все, чтобы освободить его, даже если для этого придется пролить королевскую кровь.

Вариан Ринн собрал ударный отряд диверсантов и проник в Стальгорн. Тенями они прошли по городу и захватили Мойру. Вариан перерезал бы ей горло, если бы не Андуин. Принц умолял своего отца проявить милосердие. Вариан с трудом сдержался, но в итоге он понял дальновидность и мудрость слов Андуина.

Вариан сохранил жизнь Мойры, но он не оставил ей единоличного права властвовать в Стальгорне после того, что она сделала. Он предложил создать новую структуру для управления древним городом. В ответ дворфы сформировали Совет Трех Молотов, руководящий орган, в который входил представитель от каждого из их соперничающих кланов.

Некоторые дворфы приветствовали это, других раздражала идея, что кланы управляются советом. Через некоторое время, Совет Трех Молотов вступил в свои права. Три выдающихся дворфа будут служить в нем в ближайшие годы: Мойра Тауриссан, Фальстад Громовой Молот и Мурадин Бронзобород.

Три клана жили раздельно сотни лет. Они с трудом ладили друг с другом. Напряженность между дворфами оставалась высокой, и периодически между ними вспыхивало насилие.

В ближайшие месяцы ситуации суждено было только ухудшиться, как для Стальгорна, так и для всего мира.

Путч Зловещего Тотема

Смерть Кэрна Кровавое Копыто являлась результатом предательства. Один из его самых жестоких врагов, Магата Зловещий Тотем, увидела в поединке с Гаррошем Адским Криком шанс. Она мечтала захватить столицу своего народа, Громовой Утес и установить власть над всеми тауренами. Только Кэрн стоял на ее пути.

Магата тайно смазала легендарный топор Гарроша, Кровавый Вой, ядом. Именно это позволило ему убить Кэрна.

После поединка Магата совершила переворот в Громовом Утесе и захватила город. Однако, торжествовала она недолго. Сын Кэрна, Бейн Кровавое Копыто, контратаковал и сверг Магату. Он имел полное право казнить своих врагов, но пощадил их. Следуя заветам своего отца, он решил, что путь чести и сострадания — это знак истинного лидера. В конце концов, он изгнал Магату с Громового Утеса.

Во время этих событий Магата просила Гарроша о помощи, но он отказал ей. Гаррош был в ярости от того, что она отравила его топор. Это омрачило его победу в мак’горе и поставило под сомнение, действительно ли он являлся лучшим бойцом, чем Кэрн.

Трон стихий

Тралл ничего не знал о событиях, разворачивающихся на Азероте.

В Запределье он встретился с Великой Матерью Геей и попросил ее совета по поводу волнений стихий в его мире. Мудрая орчиха раскрыла жесткую правду Траллу: он одаренный шаман, но ему еще многое предстоит узнать. Если он хочет изменить положение дел в Азероте, ему нужно совершенствоваться в общении со стихиями. Среди орков Маг’хар Запределья были талантливые шаманы. Гейя приставила свою лучшую ученицу стать наставником Тралла. Ее звали Аггра, и она не давала спуска своему новому ученику. Ее не впечатлил тот факт, что Тралл возглавлял Орду. Напротив, она считала это причиной, по которой он перестал расти, как шаман. Аггра утверждала, что он потерял сосредоточенность, пытаясь быть и вождем и шаманом. Он никогда не достигнет того, чего он может достичь будучи тем или другим, пока не захочет сфокусироваться на чем-то одном.

Тралл отказался покинуть Орду, но он посвятил себя учению Аггры. Он слушал. Он смотрел. Он запоминал. День за днем его связь со стихиями усиливалась. И с каждым днем он и Аггра становились ближе.
Когда Тралл стал уверен в своих новых способностях, он посетил Трон Стихий. Этот священное место было домом для духов стихий Запределья и местом поклонения шаманов. Четыре великих существа, называемые Яростными Духами, обитали там: Гордауг, Гнев Земли; Возжигатель, Гнев Огня; Каландриос, Гнев Воздуха; и Абориус, Гнев Воды.

В последние десятилетия Яростные Духи сильно пострадали. Когда старая Орда пришла к власти, использование магии Скверны разрушило силу элементалей. Затем произошло разрушение Дренора, которое почти уничтожило их. Восстановление Яростных Духов было долгим и болезненным процессом, но будущее виделось светлым. Запределье, наконец, обрело мир.

Тралл попросил Яростных Духов помочь в уяснении причин буйства стихий Азерота. Вместо этого он получил предупреждение: такие же беспорядки стихий по всему миру происходили на Дреноре незадолго до раскола планеты.

Тралл вернулся в Азерот, чтобы предупредить свой народ о том, что узнал. Аггра решила сопровождать его. Хотя ей трудно было покинуть свой дом в Награнде, она считала, что это ее долг, как шамана, помочь стихиям Азерота. Более того, она не хотела, чтобы Тралл столкнулся с трудностями в одиночку. Она пошла за ним как за кем-то большим, чем за учеником, больше, чем за другом.

Азерот изменился с тех пор, как Тралл ушел. Он был потрясен, узнав о возобновленном конфликте между Ордой и Альянсом. Он был еще более потрясен, что Кэрн Кровавое Копыто был мертв, убитый орком, которому сам Тралл поручил вести свой народ. Тралл понял, что ошибся, поверив в Гарроша Адского Крика, и обвинил себя во всем, что произошло.

Но он не мог ничего исправить. Перед глазами Тралла мир пошатнулся. Земля трескалась под его ногами.

Катаклизм начался.

Раскол

Время пришло. Из раскаленной плоти Смертокрыла вырывались огонь и тьма. Элементивые пластины на его шкуре были единственным, что сдерживало эту яростную силу, не позволяя ей разорвать его тело на куски. Н’Зот сказал свое слово, и по его воле Смертокрыл сконцентрировал всю свой гнев и высвободил его. Он вырвался из Подземья, взорвав границу между Обителью Стихий и материальным миром.

Его возвращение дало начало цепной реакции из природных катастроф по всему миру, которые вместе стали известны, как Катаклизм. Горы обращались в пыль. Огненные пропасти зияли в местах, где разверзлась земля. Вздымающиеся волны ударяли о берега, уничтожая прибрежные города и вызывая множественные наводнения. Число жертв исчислялось тысячами, но на этом смерти не закончились. Это было только началом.
Н’Зот разжег огонь в венах Смертокрыла, переполнив его чувством мучительной боли. Аспект черных драконов обратил свой гнев на Азерот. Его тлеющий силуэт закрывал собой небеса в то время, как он омывал пламенем города и леса. Казалось, что в этом неумолимом круговороте разрушения не было никакой цели, но это было не так.

Пока Смертокрыл сеял хаос по всему миру, по его приказу Чо’Галл и Сумеречный Молот вышли из тени. Большинство культистов скрывалось от мира на протяжении долгих лет, но они не бездействовали. Их численность росла, и в их рядах были могущественные личности вроде архиепископа Бенедикта, главы Церкви Света Небес.

Чо’Галл взял с собой многих культистов для осады Нагорья, идиллического региона к северу от Стальгорна. Тамошние горы и холмы были населены множеством дворфов Громового Молота, но они не были единственной силой Нагорья. После Битвы за Грим Батол остатки клана орков Драконьей Пасти сбежали сюда и построили на его берегу грубую крепость.

Ни дворфы, ни Драконья Пасть не были готовы к пришествию Сумеречного Молота. Атака культа оказалась внезапной и жестокой. Сектанты объявили войну народам Нагорья и построили себе форпост в сердце региона. Чо’Галл назвал эту твердыню Бастионом Сумерек и сделал из неё штаб-квартиру культа, а также место поклонения своим незримым богам. Энергии Бездны медленно стекали с этого шпиля, расползаясь по почве, изменяя всё живое, что находилось под его тенью. Сама земля исказилась и омрачилась, и вскоре это место стали называть Сумеречным Нагорьем.

Далеко на юге, другие сектанты были заняты обустройством плацдарма в Черной горе, который они использовали для создания нового вооружения. Они собрали останки Нефариана и Синтарии, а затем подняли их магией Бездны. Драконы сохранили остатки своих прошлых личностей, но теперь они были послушными слугами Сумеречного Молота. Культисты нуждались не в их силе, а в их умении создавать монстров. Синтария продолжила свою работу, сотворив целую стаю сумеречных драконов, а Нефариан вернулся к своим экспериментам и вывел новое поколение хроматических драконов.

Для Орды и Альянса враги появлялись со всех сторон. Но, казалось, даже когда мир рухнул вокруг них, они решили уничтожить друг друга.

Пожар в Штормграде

После своего катастрофического явления из Подземья Смертокрыл обрушился на Штормград и сжег до основания несколько частей города. Солдаты приготовились к тому, чтобы вступить в битву с черным Аспектом Драконов, но у них с самого начала не было даже шанса пролить его кровь. Смертокрыл исчез из Штормграда также быстро и неожиданно, как и появился.

Штормград оказался в руках Смертокрыла, но он не собирался уничтожать город. Тамошние горожане были полезнее ему живыми, чем мертвыми. Его истинной целью было сломить волю людей, дабы их обратили в его новых слуг.

Эта участь постигла многих жителей Штормграда, ведь напуганное население города обратилось за поддержкой к архиепископу Бенедикту, не ведая того, что святой человек и глава церкви тайно состоял в Сумеречном Молоте. Он воспользовался отчаянием этих людей и незаметно направлял их в объятия культа.

Вторжение в Гилнеас

Когда начался Катаклизм, Тралл оказался на распутье. Орда нуждалась в вожде, но мир также требовал его помощи в качестве шамана. Аггра была права: он не мог разорваться между тем и другим. Ему пришлось выбирать. В глубине души он знал, что путь исцеления мира являлся правильным. Если Азерот будет разрушен, как был разрушен Дренор, от Орды ничего не останется.

Тралл и Аггра объединились со Служителями Земли, нейтральной фракцией шаманов, посвятившей себя поддержанию баланса между стихиями. В нее входили шаманы из Орды и Альянса, народы, отбросившие старое соперничество во благо мира.

Тралл, Аггра и многие из Служителей Земли отправились в место, где Смертокрыл прорвался в Азерот: бурлящий в Великом Море Водоворот.

В этом месте возвращение черного Аспекта Драконов оставило шрам между поверхностью Азерота и Обителью Стихий. Нестабильность Водоворота разливалась по всему миру, вызывая в духах стихий еще большее безумие. Если Служители Земли не смогут исцелить разрушения, принесенные Смертокрылом, они продолжат происходит по всему Азероту.

Пока Тралл находился в Водовороте, Гаррош получил полную свободу действий. Катаклизм не удержал его от войны с Альянсом. Он считал, что Орде нужно любое преимущество, чтобы выжить. Он отчаянно хотел расширить влияние Орды в Восточных Королевствах, чтобы собрать больше ресурсов и укрепить присутствие фракции на континенте.

Катаклизм преподнес ему идеальную цель: высокоразвитая нация со стратегическими морскими портами. Гилнеас.

Гилнеас избегал вторжений извне благодаря огромной стене Седогрива на своей северной границе. Но все изменилось с приходом Катаклизма. Землетрясения разрушили часть стены, сделав Гилнеас уязвимым.
Гаррош Адский Крик был не единственным представителем Орды, желавшим захватить Гилнеас. Сильвана Ветрокрылая была рада возможности заполучить это королевство. Она убедила Гарроша отдать ей командование над силами вторжения, и повела яростную Орду против народа, что долгое время пребывал в изоляции.

Гилнеас переживал худшие времена и вторжение Орды было более чем некстати. Гражданская война и восстание у Северных врат подорвало силы королевства. Так же, существовала намного более темная внутренняя борьба. В течении многих лет проклятие воргенов разрушало королевство, превращая многих его граждан в диких зверей-волков. Эти существа стали рабами своей собственной ярости, неспособные отличить друга от врага. Сам король Генн Седогрив стал жертвой проклятия.

Liam Death

Проклятие воргенов впервые проявилось давно-давно среди ночных эльфов. Некоторые из них поняли, что заклинание Архимага Аругала извлекает волкоподобных существ из Изумрудного Сна, и отправились в Гилнеас для расследования. Ночные эльфы считали своей обязанностью помочь человеческому роду справиться с проклятием. Когда началось вторжение Орды, они провели с многими гилнеасцами церемонию под названием Ритуал Равновесия, чтобы принести гармонию в их тела и души. Это не очистило их вены от проклятия, но смягчило ярость сердец, сделав не такими кровожадными.

Ритуал Равновесия также принес мир людям Гилнеаса, чье общество разрывала гражданская война. Генн Седогрив сплотил воргенов и людей, напоминая им, что все они были гилнеасцами. Они не были людьми, которые сдались бы. Никогда. Гильнеасская армия доблестно сражалась с Ордой мечом и когтями.

Обе стороны несли тяжелые потери, в особенности сильно это коснулось короля Гилнеаса. Сильвана чуть не убила его отравленной стрелой — единственный сын Генна Седогрива, Лиам Седогрив, закрыл отца своим телом и погиб.

Жестокое сопротивление подтолкнуло Сильвану Ветрокрылую к отчаянным мерам. Она выпустила чуму в Гилнеас, заставив Генна и его людей отступить. Они понесли слишком много потерь, чтобы совершить контратаку, и оказались в ловушке в своем же королевстве.

Казалось, что все потеряно для них, когда на побережье появился флот кораблей ночных эльфов. И снова незнакомцы из-за моря пришли, чтобы помочь Генну Седогриву и его людям.

Решение покинуть землю своих предков было одним из самых сложных, когда-либо принятых Генном, но другого не выхода не было. Остаться в Гилнеасе означало бы верную смерть для него самого и для того, что осталось от его семьи и его верных подданных. Он приказал своим людям сесть на корабли, и они отправились в далекую столицу ночных эльфов, Дарнас.

Даже если для этого потребуются годы, даже если это будет стоить ему жизни, Генн Седогрив пообещал вернуться однажды и возродить Гилнеас в прежней славе.

Картель Трюмных Вод

Гилнеас был не единственной независимой страной, пострадавшей от Катаклизма. Разрушения поставило ушлых гоблинов Картеля Трюмных Вод на грань гибели.

На протяжении многих лет они жили на острове Кезан, центральном узле огромной торговой империи. Одаренные инженеры и великолепные моряки, они были также известны своей беззастенчивой жадностью. Гоблины никогда не выбирали сторону в войнах между Ордой и Альянсом. Нейтральная позиция позволяла им торговать с обеими фракциями и максимизировать прибыль.

Тем не менее, этот нейтралитет не давал им надежных союзников, которые могли прийти на помощь в случае необходимости. Катаклизм вызвал извержение горы Каджаро, огромного вулкана на Кезане. Раскаленная скала стекла на остров, взрывая заводы, склады и корабли Картеля Трюмных Вод. Прилив лавы сполз с вулкана, поглотив все оставленное.

У гоблинов не было выбора, кроме как бежать. Их дом был обречен.

Тщеславный лидер Картеля Трюмных Вод, Торговый принц Джастор Галливикс, наживался на отчаянии гоблинов. Его роскошная прогулочная яхта осталась единственным оставшимся кораблем в Кезане, и он заставил своих людей пойти рабство в обмен на безопасное место на борту судна.

Гоблины надеялись, что опасность миновала, но и тут их постигло разочарование. Течение принесло их прямо в эпицентр конфликта, вспыхнувшего между Ордой и Альянсом.

Во время морской битвы корабли Альянса потопили корабль гоблинов. Эта беспричинная враждебность в конечном итоге и привела гоблинов в ряды Орды. Картелю Трюмных Вод было нелегко отказаться от своего долго соблюдаемого нейтралитета, но Галливикс, знал что умение приспосабливаться очень важно, и был настроен превратить неудачи в прибыль.

Гоблины официально присоединились к Орде, а затем поселились в Азшаре. Галливиксу пришлось освободить своих гоблинов из рабства и удалось удержать власть над картелем. Немногие имели его связи и харизму, и вскоре он доказал, почему он был лучшим гоблином. Под его надзором картель перестроил Азшару и воздвиг на ее берегу новый город. Гавань Трюмных Вод была таким же стратегическим портом Орды, как и рассадником порока. Улицы города заполняли игорные притоны, дома отдыха и вот это все.

Гаррош Адский Крик ненавидел неприкрытую жадность и склонность гоблинов к роскоши, но возлагал большие надежды на их военные машины и технологически продвинутое оружие. По его приказу гоблины направили  машины-лесорубы в Ясеневый лес и выкосили множество деревьев. Вырубка лесных массивов дала Орде надежное снабжение древесиной, и позволила Гаррошу расширить свое влияние на земли ночных эльфов.

Он не остановится, пока в каждом углу леса не появятся багряные флаги Орды.

Ярость воргенов

Расширение влияния Орды в Ясеневом лесу произошло во тяжелые времена для ночных эльфов. В конце Третьей Войны они потеряли чары, которые связывали их с Мировым Древом Нордрассил. Их бессмертие и защита от болезней и старения исчезли. Теперь им пришлось столкнуться со перспективой неизбежной смерти.

Культура и традиции ночных эльфов также были потрясены. Высокорожденные маги Шендралар из Забытого Города поселились в Дарнасе вместе с гилнеасцами. Многие ночные эльфы опасались своих гостей. И те и другие вызывали в ночных эльфах воспоминания о мучительных периодах истории. К Высокорожденным они относились с подозрением и открытой враждебностью. Во время Войны Древних одержимость Высокорожденных тайной магией привела Легион в Азерот. Это был грех, который нелегко забыть или простить, даже спустя десять тысяч лет.

Тиранда Шепот Ветра сделала все возможное, чтобы развеять страхи среди своего народа и убедить в необходимости иметь больше союзников. Ночные эльфы оказались в шатком положении, а в условиях войны с Ордой они нуждались в любой помощи. Сейчас не время для изоляции; настало время завести новых друзей и подтвердить приверженность ночных эльфов Альянсу.

Тиранда считала, что вступление воргенов в Альянс укрепит фракцию. Но это решение она не могла принять самостоятельно. Она назначила встречу народов Альянса в Дарнасе, чтобы принять воргенов в его ряды.

Поначалу казалось, что это обречено на провал.

Король Вариан Ринн не любил Генна Седогрива, и решительно отверг союз с воргенами. Он презирал правителя Гилнеаса за его решение отказаться от Альянса и закрыть свое королевство от остального мира. Однако гнев Вариана также был результатом его собственной внутренней борьбы. С тех пор, как заклинание Ониксии спало и его личность обрела единство, он страдал от приступов неконтролируемой ярости. Его гнев медленно отталкивал от него его друзей, доверенных лиц и даже его собственного сына Андуина. Теперь его ярость угрожала развалить Альянс.

Верховный Друид Малфурион сумел деликатно восстановить отношения между королями людей. Он договорился о том, чтобы они отправились на совместную охоту и поговорили там. Чем больше Вариан узнавал о Генне, тем больше он видел в нем благородного и мужественного правителя. Король Гилнеаса даже протянул ему руку, чтобы помочь смягчить ярость в его сердце. Генн провел Вариана через тот же Ритуал Равновесия, что он и другие воргены использовали для контроля своей ярости.

Это сработало. Впервые за многие годы, Вариан Ринн обрел мир в своей душе.

Тем временем Гаррош Адский Крик продолжал экспансию в Ясеневом лесу и отправил Орду глубже в чащобы. Его войска осаждали опорные пункты ночных эльфов, но их жестокое наступление было недолгим.

Вариан Ринн, Генн Седогрив и воргены присоединились к ночным эльфам в защите их родины. Объединенные силы Альянса нанесли поражение Орде и остановили наступление. Воргены оказались страшными воинами в битве. Они рвали воинов Орды с первобытной свирепостью, заставляя своих врагов, бежать в ужасе.

Хотя Альянс восстановил часть своих владений в Ясеневом лесу, Гаррош упрямо держался за большую часть земли, которую он завоевал. Лес останется оспариваемой территорией.

После битвы в Ясеневом лесу Альянс дал еще одну клятву — включить Гилнеас в свои ряды. На этот раз именно Вариан был самым активным сторонником королевства. Решение было единодушным. Лидеры приветствовали Генна Седогрива и его людей в Альянсе. В свою очередь, Гильнеас поклялся бороться за свою фракцию. Они поклялись умереть за это, если понадобится.

Защита Азерота

После событий в Ясеневом лесу между Ордой и Альянсом начались спорадические столкновения по всему Азероту. По мере ослабления влияния фракций, Смертокрыл дал волю слугам Древних Богов по всему миру.

К югу от Калимдора Ал’Акир и его элементали через раскол в древней земле Ульдум вышли из своей области в Обители Стихий, Небесной Выси. Тысячи лет назад слуги Титанов магическим образом спрятали их из поля зрения, но беспорядки стихий уничтожили заколдованный барьер. Ульдум, а также его смертоносные секреты, открылись миру.

Глубоко в пустыне Ульдума находилась Кузня Созидания. Хранители построили эту машину, чтобы укрепить Азерот и защитить его от порчи. Кузня Созидания могла высвободить невероятные энергии, чтобы очистить флору и фауну мира, что позволило бы создать жизнь заново. Именно эту способность – силу очистить Азерот от всех существ — Ал’Акир пытался использовать.

В глубинах вод пробудилась еще одна прислужница Н’Зота. Её звали королева Азшара. Прежде чем попасть под власть Древних Богов она царствовала в древней империей ночных эльфов. Азшара отправила своих верных наг в подводный регион, известный как Вайш’ир, где произошел раскол в мире Нептулона Хозяина Приливов в Обители Стихий. Элементали воды не подчинились власти Н’Зота, и понесли за это кару. Но Азшара и ее наги хотели больше, чем просто уничтожить Нептулона. Этот владыка стихий обладал силой управлять морями мира, и именно этого хотел Н’Зот. С помощью этого наги могли бы отрезать все морское сообщение между континентами, разделив народы мира на изолированные группы.

Н’Зот был уверен, что даже если Орде и Альянсу удастся остановить некоторых из его слуг, они никогда не смогут остановить их всех. Если хотя бы одна из военных кампаний Древнего Бога завершится успешно, наступит Час Сумерек.

Ввязавшись в свой конфликт, Альянс и Орда были плохо подготовлены к борьбе с этими новыми врагами. К счастью, эти фракции не были единственными защитниками Азерота.

Нейтральные фракции сплотились против Смертокрыла и его приспешников. Первые — шаманы, Служители Земли, которые собрались там, где бесчинствовали стихии, и восстанавливали равновесие. Они обратились за помощью к Орде и Альянсу, искали ее у всех, кто был достаточно мудр, чтобы отбросить свои разногласия и сосредоточиться на спасении Азерота от гибели.

Те же герои, которые сражались в Нордсколе, Запределье и Ан’Кираже, ответили на призыв Служителей Земли. Они приходили из разных стран. Они придерживались разных убеждений. Некоторые из них были даже заклятыми врагами. Но их объединяло общее желание защитить Азерот — их дом.

Эти герои возглавили миссии по всему миру. В Подземье они уничтожили приверженцев Сумеречного Молота, позволив Служителям Земли восстановить разрушения, причиненные этому измерению стихий появлением Смертокрыла в Азероте.

Кампании в Вайш’ире и Ульдуме также оказались успешны. В подводных битвах войска Альянса и Орды разбили силы наг и их союзников. В Ульдуме они захватили древнюю Кузню Созидания, прежде чем Сумеречный Молот смог использовать ее мощь. Именно там защитники Азерота нанесли сокрушительный удар по элементалям, что были слугами Н’Зота — через врата в Ульдуме, они проникли в Небесную Высь и победили Ал’Акира Повелителя Ветра.

Поражение Ал’Акира дало защитникам мира проблеск надежды. Они нуждались в этом для того, чтобы справиться с тем, что должно было произойти в дальнейшем.

Сожжение Хиджала

По мере того, как конфликты сотрясали Вайш’ир и Ульдум, на горе Хиджал развернулась еще одна битва.

Вскоре после Катаклизма, Смертокрыл и силы культа Сумеречного Молота собрались возле вершины горы. Безумный Аспект Драконов сплел великое заклинание, которое проделало разлом в Огненные Просторы, область Рагнароса в Обители Стихий. Из него вышли тысячи огненных существ. Во главе этой армии стоял сам Рагнарос.

Элементали наслаждались свободой. Они были более чем рады сжечь лесные угодья, но Рагнарос дал им еще одну цель. Он вверг своих слуг в бешенство и отправил их по склону горы к Мировому Древу Нордрассил.

Нордрассил еще не полностью восстановился после Третьей Войны, но все равно обладал огромной силой. Его корни уходили глубоко в поверхность Азерота, питая землю и залечивая её незримые раны. Благодаря влиянию Нордрассила большая часть Хиджала снова расцвела. Н’Зот считал, что уничтожение Мирового Древа нанесет миру такой удар, от которого он уже не сможет оправиться.

Друиды Круга Кенария и их древние друзья, зеленые драконы, будучи защитниками природы, стали первой линией обороны от элементалей. Вскоре к ним присоединились войска ночных эльфов и чемпионы из Орды и Альянса. Это объединенное воинство обустроило оборону вокруг горы, но даже этого было недостаточно, чтобы сдержать бурю дыма и пепла.

Защитникам Хиджала требовалось нечто большее. Им были нужны Дикие Боги, самые свирепые стражи природы.

Wild Gods

Круг Кенария приложил усилия по сплочению легендарных Диких Богов для битвы. Большинство из этих огромных зверей либо погибли во время Войны Древних, либо скрылись после этого конфликта. Только Кенарий играл активную роль в сохранении лесов. В Третьей Войне он пал от топора Громмаша Адского Крика, и его дух был потерян в глубинах Изумрудной Сна.

Когда Третья Война подошла к концу, друиды попытались и не смогли разбудить других Диких Богов в Изумрудном Сне. Смерть Кенария привела существ в смятение.

К настоящему моменту прошло достаточно времени, чтобы Дикие Боги обрели внутренний мир. Медленно и с большой осторожностью друиды и их союзники привлекли величественных существ к Хиджалу. Они даже нашли дух Кенария в Изумрудном Сне и вернули его в физический мир. Вскоре леса задрожали от поступи легенд, таких как Голдринн, Великий Волк и Тортоллы, мудрой и упорной черепахи.

Возвращение Диких Богов стало историческим событием. Со времен Войны Древних они не собирались вместе с другими народами для защиты мира.

Объединенные целью, стражи Хиджала были неудержимы. Клинками и магией, когтями и клыками, они уничтожили силы Сумеречного Молота в этих землях и отбросили элементалей огня. Даже Рагнарос бежал перед яростью Диких Богов и их смертных союзников. Он и то, что осталось от его слуг, исчезло в разломе между Азеротом и Огненными Просторами.

Хиджал снова был в безопасности.

Падение Сумеречного Молота

С наступлением элементалей и наг, ход войны изменился. Альянс и Орда по-прежнему боролись за власть, но последние события научили их, что они не могут игнорировать то, что происходит с остальным миром. Хотя истинная цель Катаклизма и вторжения элементалей все еще оставалась неизвестна, атаки явно координировались. Альянс и Орда считали, что Смертокрыл использовал культ Сумеречного Молота, чтобы посеять хаос во всем мире.

В свое время Альянс и Орда считали культ ничем иным, как орденом слабо связанных фанатиков и разбойников. Теперь они знали, что Сумеречный Молот являлся очень организованной и чрезвычайно опасной структурой. Культисты расползались по всей земле, как крысы. Если их игнорировать, то они будут и дальше накапливать силы.

Орда и Альянс контратаковали Сумеречный Молот, целя по главным местам его базирования. Наступление завершилось атакой на Сумеречное Нагорье. Флоты дирижаблей, нагруженные военными машинами и солдатами, затмили солнце. Орда и Альянс не действовали сообща, но у них были одни и те же цели. Они надеялись захватить Нагорье и поставить культ на колени.

Альянс обрел новых друзей среди местных дворфов Громового Молота. Бесстрашный и независимый народ жил в изоляции от остального общества дворфов, так что взаимодействовать с чужестранцами им было непривычно. На то, чтобы заручиться их поддержкой, потребовалось время, но их помощь оказалась неоценимой в последующих битвах.

Красная стая драконов тоже пришла на помощь Альянсу, в особенности, у Грим Батола. Они приняли участие в объединенной атаке на древнюю крепость и вырвали её из лап Сумеречного Молота.

В это же время, орки Орды восстановили свои старые связи с кланом Драконьей Пасти. Этот клан оставался изолированным с конца Второй Войны. Вождь Гаррош Адский Крик убедил орков Драконьей Пасти присоединиться к его Орде, пообещав им кровь и славу. Под его командованием, все это они получат сполна.

И пока на Сумеречном Нагорье неистовствовала война, на сцену вернулась Гарона, чтобы покончить с культом. Она не забыла о своем походе, целью которого было уничтожить Чо’Галла и его последователей. И хотя она не давала клятву верности новой Орде, она все равно сражалась на её стороне. Гарона стала воплощением мести и омыла свои кинжалы кровью в крови тех, кто нес на себе символ Сумеречного Молота.

В итоге, Орда нанесла удар по престолу культа — Сумеречному Бастиону. Защита крепости дрогнула перед натиском Орды, и её величайшие чемпионы расчистили себе путь в глубины цитадели. Они не успокоились до тех пор, пока не вонзили свои клинки в черное сердце Чо’Галла. Двухголовый огр не сбежал от своих врагов. Он принял свою судьбу. Несмотря на поражение, он умер, веря в неизбежность наступления Часа Сумерек.

Падение Чо’Галла и Бастиона Сумерек разрушило силу культа, но его влияние осталось. Многие из его членов оставались деятельными. Когда Чо’Галл погиб, архиепископ Бенедикт стал его лидером. Он отбросил прежнюю  благородную личину и принял свое истинное имя: Сумеречный Отец.

Возрождение Зандаларов

Народы всего Азерота были измотаны Катаклизмом, но некоторые пострадали больше других. Землетрясения и цунами потрясли троллей Зандалари, вызвав массовые опустошения на их острове Зандалар. После этих стихийных бедствий странная сила начала нападать на троллей — враги из прошлого.

Эти события были не последними в череде трудностей, которые ослабили троллей. Племя Зандалари когда-то главенствовало над империей, простирающейся до дальних уголков мира. Эти славные дни ушли. В течение тысячелетий тролли знали только войну, голод и лишения.

Таинственный пророк, известный как Зул, пришел на помощь своему народу. Он имел тревожные видения о том, что его остров опустится под волны, призвал троллей покинуть Зандалар и отправиться искать новую судьбу. Катаклизм вызвал политические потрясения во всем мире, и Зул видел в этом шанс. Зандалары могли воспользоваться хаосом, чтобы объединить разрозненные племена троллей в могущественную империю и утвердиться, как выдающаяся сила Азерота, совсем как в былые времена.

Правитель Зандалара, король Растахан, не прислушался к совету Зула покинуть свой дом, но дал ему разрешение взять флот племени и всех, кто хотел бы присоединиться к нему.

Другие племена троллей по всему миру приветствовали Зула. Самыми сильными среди них были Гурубаши и Амани. Под руководством Зандалари они восстановили свои раздробленные народы и приготовились к войне.

Зул обратился к Волджину и троллям Черного Копья, надеясь получить поддержку. Это оказалось серьезной ошибкой. Волджин не только отверг предложение, но и вознамерился положить конец разжиганию войны Зандаларами.

Волджин не был враждебен Альянсу в отличии от вождя Гарроша Адского Крика. Видя мудрость в сотрудничестве, он набрал героев из Альянса и Орды, чтобы раздавить восходящую империю троллей. У них получилось, но это не остановило Зула. Он будет продолжать искать способы утвердить власть троллей в мире.

Расколотый совет

После того, как Орда и Альянс прибыли в Сумеречное Нагорье, Смертокрыл ненадолго появился в небе. Как и Алекстраза, Аспект Жизни. Она была в ужасе от разрушительной силы, развязанной Катаклизмом и невыразимых смертей, которые она вызвала. Но когда она узнала, что Смертокрыл несет ответственность за катастрофу, она поняла, что это только начало. Алекстраза пообещала остановить падшего Аспекта Драконов и положить конец страданиям Азерота.

Два дракона сразились над Сумеречным Нагорьем и запылала буря огня в небесах. Смертокрыл был тяжело ранен в битве, но тем не менее победил. Алекстраза бежала от его ярости.

Несмотря на свою победу, Смертокрыл встревожился. Он едва одолел Алекстразу. Что, если другие Аспекты станут на ее сторону?

В отличие от Алекстразы, другие Аспекты Драконов казались безвредными и находились в смятении, но Смертокрыл знал, что это может измениться. Если они вернут свою прежнюю славу и власть, то станут единственной реальной угрозой его существованию. Смертокрыл стремился уничтожить благородных Аспектов Драконов до этого. Он собрал армию, состоящую, в основном, из страшных сумеречных драконов. Затем он исчез из Сумеречного Нагорья, оставив Чо’Галла и остальных культистов на произвол судьбы. Живы ли они или умерли, мало заботило Смертокрыла.

Вскоре появилась возможность нанести удар по Аспектам Драконов. Алекстраза позвала Ноздорму и Изеру собраться в Храме Драконьего Покоя. Ее надежды заключались в том, чтобы навести порядок в раздробленных драконьих стаях и объединить их против Смертокрыла.

С самого начала встреча была неудачной. Местонахождение Ноздорму оставалось неизвестным. Изера ответила на призыв Алекстразы, но ее разум омрачали странные видения будущего. Она потеряла способность видеть разницу между этими предчувствиями и реальностью.

Синие драконы Калесгос и Аригос также собрались в Храме Драконьего Покоя, чтобы обсудить будущее их стаи. Со смертью Малигоса, они стали двумя наиболее перспективными кандидатами, чтобы занять его место. Но трудно было найти более разные личности. Калесгос был мудрым и уравновешенным. Аригос, сын Малигоса, был нахальным и высокомерным. Он все еще винил Алекстразу в смерти своего отца, и не собирался прощать ее.

Горячий спор разразился между Аригосом и другими драконами. В этот момент силы Смертокрыла нанесли удар.

Сумеречные драконы спустились с небес, атаковав Храм Драконьего Покоя и его защитников. Но Алекстраза, и ее союзники не знали, что штурм был отвлекающим маневром.

Члены Сумеречного Молота проникли в заколдованные святилища под Храмом Драконьего Покоя, в котором размещались яйца драконьей стаи. Культисты окутали их энергиями Бездны, медленно превращая еще не вылупившихся существ в сумеречных драконов.

Их заклинание сработало бы, если бы не супруг Алекстразы, Кориалстраз. Красный дракон узнал о порче, просачивающейся через святилища. Было слишком поздно, чтобы очистить яйца от порчи культа. Кориалстраз решил прекратить их оскверненное существование до того, как существа вылупятся как сумеречные драконы, и видел только один способ сделать это.

Он использовал свою собственную жизненную сущность, вызвав взрыв заколдованного огня в святилищах. Все яйца и культисты погибли в пламени, как и Кориалстраз.

Взрыв потряс Храм Драконьего Покоя. Вскоре после этого сумеречные драконы отступили и исчезли в небесах.

Обследовав святилища, Алекстраза и другие драконы узнали, что Кориалстраз несет ответственность за разрушение яиц. Однако они не знали, как он их уничтожил. Драконы, считали, что он попал под влияние Смертокрыла.

Это явное предательство, потеря стольких нерожденных жизней, разбило сердце Алекстразы. Вне себя от горя, она бежала из Нордскола. Остальные, собравшиеся в Храме Драконьего Покоя, постепенно покинули храм. С их уходом, всякая надежда на объединение драконов исчезла.

Хотя план Смертокрыла осквернить яйца потерпел неудачу, он был доволен последствиями. Связи между драконьими стаями разрушились. Храм Драконьего Покоя попал под контроль сил Смертокрыла. Он приказал Сумеречному Отцу занять священный храм вместе с армией сумеречных драконов и культистов.

Еще многое предстоит сделать, чтобы устранить Аспектов Драконов навсегда.

Наследие Сумерек

Во время своей кампании против культа Сумеречного Молота Орда и Альянс победили Нефариана и Синтарию. Но их творения остались живы. Они оба создавали мощное оружие для служения культу, особенно Синтария. Она создала сотню сумеречных драконов, и они стали основой армии Смертокрыла.

Сумерки Аспектов

К югу от Нордскола Тралл и Служители Земли продолжали борьбу за восстановление баланса стихий. День и ночь, они совершали ритуалы в Водовороте. Все они закончились неудачей. Проблемы Служителей Земли были связаны не только с непокорными стихиями. Тралл тоже нес часть вины.

Его все еще тяготили мысли о смерти Кэрна Кровавое Копыто и неопределенном будущем Орды. Его внутреннее беспокойство нарушило ритуалы Служителей Земли. Тралл пребывал в растерянности, не зная, кто он, и что он может изменить мир, стоявший на краю гибели. Ответ пришел от таинственного существ из Водоворота.

Изера предвидела Час Сумерек. В видении она зрила сумеречный мир, лишенный жизни. Даже Смертокрыл погиб в этом страшном будущем. Но оставался проблеск надежды. Изера также видела Тралла во сне и он играл важную роль в событиях ближайшего будущего. Изера не знала, какую точно роль сыграет Тралл, но она твердо решила это выяснить.

Hour of Twilight

Не зная, как использовать способности Тралла, Изера сначала попросила его выполнить простое задание, чтобы успокоить стихии в отдаленном уголке Фераласа. Орк отказался от предложения, но Аггра убедила его согласится. Ему было трудно признать, что он принес больше вреда, чем пользы в Водовороте. Он нуждался во времени, чтобы подумать, сможет ли он преодолеть свою неуверенность.

Миссия Тралла началась в Фераласе, но вскоре она вылилась в нечто гораздо большее. В последующие дни орк посетил отдаленные области мира, чтобы помочь Аспектам Драконов. Он увидел то, на что мало кто из смертных когда-либо лицезрел.

Побывав в Фераласе, Тралл окунулся во временные потоки и нашел Ноздорму. Мудрый Аспект потерялся в своих собственных владениях — он попал в ловушку во всех моментах времени. Тралл помог Ноздорму освободиться из его временной тюрьмы, и бронзовый Аспект Драконов вернулся к настоящему.

Полученный опыт изменил Ноздорму. Он обнаружил, что Древние Боги были причиной безумия Смертокрыла, Изумрудный Кошмар и другие темные события на протяжении всей истории. На протяжении тысячелетий гнусные существа подрывали силу и единство Аспектов Драконов.

Ноздорму также узнал, что Древние Боги стояли за созданием драконов бесконечности. Эта тайная сила отвечала за аномалии времени, которые так долго привлекали его внимание. Точно так же тревожна была личность лидера драконов бесконечности.

Это был сам Ноздорму.

В каком-то отдаленном будущем он впал в безумие и взял имя Дорнозму. Эта тень Ноздорму создала драконов бесконечности, чтобы нарушить течение времени.

Позже Тралл отправился в Нексус, чтобы помочь синим драконам выбрать нового Аспекта Драконов их стаи. Между теми, кто поддерживал Калесгоса и теми, кто поддерживал Аригоса лежала пропасть противоречий. Большинство драконов пытались принять решение, пользуясь разумом и холодной логикой, но Тралл помог убедить их доверять своим сердцам. Они выбрали Калесгоса. В ответ Аригос сделал немыслимое. Он напал на свою стаю.

Синяя драконья Стая не знала, что Смертокрыл переманил Аригоса на свою сторону. Он играл на ярости, которая поглотила синего дракона после смерти его отца. Аригос питал жестокую ненависть к Алекстразе и смертным, которые убили Малигоса. Он расценил их действия, как предательство, и жаждал отомстить. Благодаря своей службе Смертокрылу и Сумеречному Молоту Аригос считал, что у него достаточно мощная армия, чтобы положить конец тем, кто обидел его и его отца.

Аригос раскрыл свой союз со Смертокрылом, напав на Нексус c армией сумеречных драконов. Атака провалилась, и сам Аригос погиб. Он умер, как предатель своей стаи.

После выбора Калесгоса Аспектом Драконов, Тралл встретился с Алекстразой. Хранительница Жизни укрылась в Пустошах. Она пребывала там одна, потерянная в своей печали. Тралл развеял ее отчаяние видением прошлого. Благодаря стихиям, он стал свидетелем жертвы Кориалстраза, который избавил от порчи яица красной драконьей стаи.

Тралл поделился этим видением с Алекстразой, и это возродило в ней надежду. Благородная жертва Кориалстраза вдохновила ее. Она снова обрела смысл в борьбе.

Вместе с Траллом Алекстраза собрала драконов и отправилась в Храм Драконьего Покоя. Впервые за десять тысяч лет благородные драконьи стаи были объединены общей целью.

Битва за возвращение Храма Драконьего Покоя от сил Смертокрыла была долгой и жестокой. В конце концов, объединенные силы Аспектов Драконов и их последователей были слишком велики, чтобы Сумеречный Молот мог выдержать, и они покинули храм.

Уроки Тралла

Тралл изменил жизнь Алекстразы и ее соратников. Во время этого он тоже изменился. Его путешествия в дальние уголки мира принесли ему внутренний покой и укрепили его связь со стихиями. Он научился сосредотачиваться на настоящем, вместо того чтобы беспокоиться о тех решениях, что он принял в прошлом или тех неопределенностях, которые ожидали его и остальной Азерот в будущем.

Ярость Огненных Просторов

Аспекты Драконов стремились дать бой Смертокрылу и остаткам Сумеречного Молота, но сначала они хотели исцелить разрушенный мир. Они собрались на встречу у Хиджала для проведения ритуала у Нордрассиля. Мировое древо поправлялось, но недостаточно быстро. Вливая в него свою силу, Аспекты Драконов надеялись восстановить Нордрассил в его былой славе. Его иссохшие корни будут расти и процветать снова, укрепляя мир и ускоряя восстановление Азерота.

Когда Смертокрыл узнал об их намерениях, то снова натравил Рагнароса и его элементалей огня на гору Хиджал. Раскол к Огненным просторам открылся и леса снова наполнились дымом, а деревья стали обращаться в пепел под поступью армии Рагнароса.

Пока защитники Азерота сражались, чтобы сдержать эту огненную бурю, Смертокрыл обратил свой взор на Тралла. Он никогда не думал, что простой орк может угрожать ему, но это существо было иным.

Вмешательство Тралла объединило благородных Аспектов Драконов и спасло их от гибели. Не только это, но и связь орка со стихиями дала ему исключительную власть над землей — владением Смертокрыла.

Смертокрыл призвал новое оружие, чтобы положить конец Траллу: Друидов Пламени. Их возглавил Фэндрал Олений Шлем, бывший лидер Круга Кенария, теперь пребывавший в опале.

Фэндрал был заключен в тюрьме за покушение на убийство Малфуриона и его связь с Изумрудным Кошмаром. Когда начался Катаклизм, агенты Сумеречного Молота помогли ему бежать. Затем культ сделал ему предложение: если он будет служить Смертокрылу, ему будет дана власть отомстить миру за смерть его сына Валстанна.

Фэндрал так и не оправился от потери своего сына. После поражения в войне против Изумрудного Кошмара он понял, что воскрешение Вальстанна невозможно, и это омрачило его разум и душу. Единственное его желание состояло в том, чтобы погубить Азерот, и Сумеречный Молот дал ему средства для этого.

Рагнарос лично провел Фэндрала через ритуалы пламени, обезобразив ночного эльфа, но при этом дав ему власть над духами огня. Он стал главным лейтенантом Повелителя Огня и первым Друидом Пламени. Фэндрал переманил других на свою сторону, в основном друидов, которые разочаровались в Круге Кенария. Как и их новый лидер, эти друиды переродились в огне.

Рядом с Горой Хиджал Фэндрал и его друиды организовали засаду и захватили Тралла. Они использовали собственную шаманскую силу орка, чтобы разрушить его дух и выбросить остатки в Обитель Стихий. Каждая разделенная часть его сущности воплощала одну из его необузданных эмоций.

Тралла считали мертвым многие из его союзников, но не Аггра. Она бы не отказалась от орка, с которым они стали так близки. Аггра убедила членов Орды и Альянса найти раздробленный дух Тралла. Вместе они снова сделали его единым.

Между тем, Малфурион сплотил защитников Хиджала в массивной контратаке против духов огня. Они отбросили армию Рагнароса обратно в Огненные Просторы, но не остановились на этом. Малфурион знал, что до тех пор, пока жив Рагнарос, вторжения не прекратятся. Был только один способ защитить Хиджал от его огненного прикосновения.

Круг Кенария прорвался в Огненные Просторы и построил укрепления — Огненную Передовую. Элементали пламени постоянно нападали на защитников Хиджала, но те быстро отбивались. Вскоре к Кругу Кенария присоединились войска Орды и Альянса. Медленно они продвигались вглубь Огненных Просторов, пока не достигли Крепости Сульфурона, пылающей цитадели Рагнароса.

Защищенный в своем владении, Рагнарос считал себя недоступным простым смертным. Так же, как и Ал’Акир. Подобно Повелителю Ветра, Рагнарос пал перед натиском защитников Азерота. Его величайших лейтенантов, в том числе Фэндрала Оленьего Шлема и большинство Друидов Пламени, постигла та же участь.

С уничтожением Повелителя огня, Хиджал, наконец, был избавлен от его всепоглощающего огня.

Черный принц

Безумие Смертокрыла распространилось почти на всех членов черной драконьей стаи. Они воплотили его злобу и жажду разрушений. Однако были исключения. После Катаклизма красный дракон по имени Реастраза отправилась на опасное задание — захватить черное яйцо дракона и очистить его от влияния Смертокрыла. И у нее это получилось.

Существо, которое вылупилось, стало известно, как Гневион, Черный Принц. Несмотря на то, что он был ребенком по меркам драконов, мудрости и могущества ему было не занимать. Свободный от власти Смертокрыла он ясными глазами увидел, что стало с черными драконами, и узнал, какую угрозу они представляют для Азерота. Гневион знал только один способ очистить стаю: смерть. Он начал жестокую охоту, целью которой было уничтожение оставшихся в живых черных драконов.

Завершив кровавое дело, Гневион остался последним из живых из рода черных драконов.

Душа Дракона

Когда в Хиджал снова пришел мир, Аспекты Драконов, наконец, обратились к своему первоначальному назначению. Они собрались у основания Нордрассила и направили свою энергию в Мировое Древо. Эффект был немедленным. Раны Нордрассила исцелялись, и новая жизнь вошла в его корни и ветви. Его зелёная корона коснулась небес, а его корни проникли в недра мира.

Восполняющие жизнь энергии Нордрассила забурлили в окружающих лесах. Через обугленные деревья, которые усеивали гору, пробивались саженцы, на которых разворачивались новые листья.

Аспекты Драконов были довольны, но еще многое предстояло сделать. Они остались у Нордрассила и обсудили, как, или даже если, они могут победить Смертокрыла. Он был не тем существом, с которым они сражались в Грим Батоле несколько лет назад. В его венах текла энергия Бездны, что делало его почти непобедимым. Чтобы одолеть его, Аспекты Драконов должны будут развоплотить Смертокрыла. Им нужно будет уничтожить каждую часть его сущности.

Калегос предположил, как это сделать. Аспекты Драконов должны объединить свои силы и усилить их с помощью некоего предмета. Он знал об артефакте, который может помочь достичь этой цели, артефакте, специально созданном, чтобы хранить силы драконов.

Во время Второй Войны орки нашли эту реликвию и превратили ее в оружие. Не понимая ее истинного происхождения, они назвали ее Душой Демона, но, как было известно Калесгосу и его роду, ее первоначально ее называли Душой Дракона.

Другие Аспекты Драконов осторожны отнеслись с этой идее. Душа Дракона была опасна. Давным-давно, артефакт был заколдован, так что ни один из их рода не мог коснуться ее без болезненных и, возможно, фатальных последствий. Но у Калесгоса было решение: Тралл. Он не являлся драконом, и поэтому невосприимчив к чарам реликвии. При этом он мог добавить элемент земли в артефакт, что сделало бы Смертокрыла особенно уязвимым для его власти.

Логика Калегсоса была ясна, но Аспекты Драконов столкнулись с еще большей проблемой. Души Дракона больше не существовало. Единственный способ использовать ее — это забрать ее из прошлого, но это они могут выполнить только с разрешения Ноздорму.

Для Ноздорму извлечение Души Дракона из прошлого шла против самой цели его существования. Его долг состоял в том, чтобы защитить нерушимость времени, не мешать ему, какими бы благородными ни были причины. Только после долгих размышлений Ноздорму понял, что изменение прошлого — единственная надежда мира на то, чтобы не дать наступить Часу Сумерек.

Ноздорму знал, что первым шагом к получению артефакта станет ослабление драконов бесконечности над временными потоками. Это означало встречу с Дорнозму. Он боялся, что у него не будет сил бороться с этой извращенной будущей версией самого себя. Именно благодаря героям Орды он обрел эту решимость. Они тоже считали, что Душа Дракона даст возможность покончить со Смертокрылом, и добровольно присоединились к Ноздорму в его поисках.

Вместе они отправились в мрачный временной поток будущего, когда Дорнозму и его драконы бесконечности исказили реальность до неузнаваемости. Вдохновленный железной волей и отвагой своих смертных союзников, Ноздорму помог Орде предстать перед своей тенью и положить конец Дорнозму.

Победа была горькой для Ноздорму. Азерот был в безопасности, но он знал, что однажды он впадет в безумие и станет Дорнозму. Эта судьба неизбежна. Он усомнился в том, что, когда эта страшная судьба сбудется, герои поднимутся, чтобы победить его и положить конец искажениям временных потоков.

С временными путями, освобожденными из-под контроля драконов бесконечности, Ноздорму открыл путь к Войне Древних, эпохе первого вторжения Пылающего Легиона в Азерот. Путешествие в этот период было опасно, но необходимо. Аспекты Драконов нуждались в Душе Дракона в ее чистейшей форме, после того времени, когда Смертокрыл создал ее и убедил своих бывших друзей наполнить ее энергией.

На этот раз именно герои Альянса поднялись на призыв. Вместе с Ноздорму они отправились на поля битвы. Демоны заполонили земли, тлеющие в огне Скверны. Честно говоря, они сами избегали стать жертвами войны. Герои помогли Ноздорму получить Душу Дракона и доставить ее в настоящее.

Аспекты Драконов собрались у Храма Драконьего Покоя, чтобы наполнить артефакт объединенной мощью вместе с шаманской силой Тралла. Их действия не остались незамеченными. У Смертокрыла были агенты по всему миру, и они узнали о возвращении Души Дракона и о планах по расширению ее возможностей.

Если у его врагов получится, Смертокрыл погибнет. И поэтому он обрушил всю свою ярость на Храме Драконьего Покоя.

Аномалии времени

Решение извлечь Душу Дракона из прошлого непросто далось Ноздрому. Его целью было защищать время, а не вмешиваться в него. Тем не менее, он был готов сделать все необходимое, чтобы остановить Смертокрыла. Если бы наступил Час Сумерек, он бы не защитил временные потоки.

Изъятие Души Дракона из Войны Древних вызвало сбои во временных потоках, но Ноздорму знал, что они будут кратковременными. После того, как артефакт использовали против Смертокрыла, он вернулся в прошлое, тем самым восстановив порядок времени.

Час Сумерек

Смертокрыл ничего не скрывал.

Сил сумеречных драконов и культистов, которых он собрал в Храме Драконьего Покоя, было больше, чем любая армия, которую он когда-либо возглавлял. С земли и с воздуха его слуги окружили священную башню. Даже Н’Зот направил своих приспешников, чтобы помочь нападению. По приказу Древнего Бога кошмарные существа н’раки, или Безликие, прибыли в Храм Драконьего Покоя, как это сделали Аспекты Драконов и их союзники.

Благородные Драконы Аспектов и герои Орды и Альянса бились не в одиночку. Драконы красной, синей, зеленой и бронзовой драконьей стай собрались в Храме Драконьего Покоя, чтобы сражаться. Они столкнулись с сумеречными драконами, их крылатые формы скрывали солнце.

Потери со всех сторон были ужасны. Сотни культистов и сумеречных драконов погибли, в том числе Сумеречный Отец. Так же и многие защитники храма пали в бою.

Тем не менее красные, синие, зеленые и бронзовые драконы не зря положили свои жизни. Их жертвы позволили Аспектам Драконов и их союзникам сосредоточить свой гнев на Смертокрыле. При всей его мощи он не мог быть сильнее всех своих единородных врагов и не дать им возможности использовать Душу Дракона. Тралл и Аспекты Драконов использовали артефакт на Смертокрыле и изгнали его из Храма Драконьего Покоя.

Растерянный и разъяренный, Смертокрыл бежал в сторону Водоворота в надежде, что через его бурляющую воронку он сможет достичь Подземья. Бегство в мир стихий было его единственным шансом сбежать от Аспектов Драконов и оправиться от его травм.

Защитники Храма Драконьего Покоя преследовали Смертокрыла в небесах и медленно подтачивали ее силу. Н’Зот почувствовал, что его слуга находится на грани поражения. Планы Древнего Бога развеивались, и он сделал еще одну окончательную, отчаянную попытку повернуть все вспять. Н’Зот влил в Смертокрыла больше силы — больше, чем Древний Бог когда-либо отдавал черному Аспекту Драконов. Приток энергии был настолько велик, что неуравновешенное тело Смертокрыла разрывалось и плавилось, щупальца выворачивались из его сломанной шкуры.

Тралл обернул Душу Дракона против этого чудовища. Чтобы гарантировать, что это уничтожит Смертокрыла, Аспекты Драконов пожертвовал всю свою оставшуюся силу артефакту. Их сущности, в сочетании с элементом земли, который Тралл вплел в артефакт, проникли в Смертокрыла. Взрывная сила уничтожила его измученный ум и тело.

В тот момент кампания Н’Зота окончательно провалилась.

Азерот был спасен, но он изменился навсегда. Катаклизм изменил мир и забрал бесчисленные жизни. Потребуются годы, чтобы народы Азерота смогли оправиться от ущерба. Для некоторых не будет возврата к тому, как было раньше.

Аспекты Драконов пожертвовали своей силой, чтобы победить Смертокрыла. Они будут продолжать активно участвовать в делах мира, но с уменьшением их полномочий они больше не смогут служить защитниками Азерота. Они передали этот священный долг новым защитникам.

Они передали его смертным.

Эпоха Аспектов и Хранителей Тирисфаля закончилась. Орда и Альянс доказали свою способность противостоять любой силе, которая угрожала Азероту.

Теперь за миром должны были следить они, но были ли они готовы к этой ответственности? Цикл ненависти, который поглотил Орду и Альянс, оставался неразрывным. Побеждающий Смертокрыл не заставил две фракции задуматься о том, чтобы остановить свою войну. Напротив, когда черный Аспект Драконов и Сумеречный Молот были побеждены, Орда и Альянс обратили все свое внимание, весь свой гнев, друг против друга.

Продолжение следует…

К содержанию

Stormwind2

Author: Deckven View all posts by

11 Comments on "Warcraft Chronicle, том 3. О событиях Катаклизма"

  1. Дмитрий 30 Июль 2018 в 8:00 -

    Спасибо вам за такую проделанную работу. Вы лучший!

  2. Челикслав 30 Июль 2018 в 12:29 -

    Ого! Такая большая телега) Видимо, в этот раз Вы решили не дробить контент дополнения на отдельные статьи, а выложить всё разом. Так будет и дальше, или это просто отношение к Кате у Вас такое?

  3. Артем 6 Август 2018 в 12:56 -

    А о моем участии в переводе упоминания нигде и нет((

  4. Deckven 6 Август 2018 в 12:58 -

    @ Артем. Сорян, сейчас исправлю :)

  5. Deckven 6 Август 2018 в 12:58 -

    Да, кстати, ссылку на тебя где-то надо?

  6. Deckven 6 Август 2018 в 13:01 -

    Упомянул здесь

  7. Артем 6 Август 2018 в 13:15 -

    Пардон, прошу прощения не увидел) А ссылку не на что давать. У меня сайта нет)))

  8. acczero 8 Август 2018 в 12:51 -

    Гневион остался одним из последних живых черных драконов, а не последним

  9. Deckven 8 Август 2018 в 22:28 -

    @ acczero — спасибо, исправил )

  10. gekyou 11 Август 2018 в 9:58 -

    Спасибо большое за огромный труд по переводу хроник!

  11. Deckven 11 Август 2018 в 18:23 -

    @ gekyou — спасибо за добрые слова )). Труд был действительно большой и хорошо, что мне еще в этом помогли.

Leave A Response