Warcraft Chronicle, том 1. Про восстание пандаренов и вторжение зандаларов

warcraft chronicle vol1

О том, как пандарены свергли могу, куда ушли яунголы и почему тролли получили от мишек по клыкам.

Восстание пандаренов

12000 лет до Темного Портала

Гибель Лэй Шэня ослабила могу, но их цивилизация продолжала господствовать в Вечноцветущем Доле. Страдания рабов под пятой наследников Повелителя Грома было велико и каждый новый правитель был еще более жестоким, чем его предшественник.

Последний император могу Лао-Фе заслужил титул Рабовяза. Империя приходила в упадок, а он считал, что поток рабов будет бесконечным. Для того, чтобы они беспрекословно подчинялись, он разделял семьи рабов за малейшие проступки. Родители жили отдельно от детей, которых отправляли за Змеиный Хребет – они были пушечным мясом в войне против мантидов.

Таковой была судьба семьи пандаренского пивовара Канга – его сына послали на войну с мантидами, а жена погибла, пытаясь предотвратить это. После того как могу покинули его дом, разрушив его жизнь, Канга поглотило отчаяние. Но вскоре его мысли стали возвращаться к одному и тому же вопросу: почему? Почему могу приносят столько страданий?

Канг размышлял о рабстве своего народа и пришел к глубокому выводу. Беспредельная жестокость могу не была признаком силы. Это был признак из слабости. Они полностью зависели от своих слуг, потому что без них ничего из себя не представляли.

Канг посвятил свою жизнь тому, чтобы раскрыть уязвимость могу. Кроме тех, кого посылали защищать Змеиный Хребет, никому больше не разрешалось даже трогать оружие (наказанием была смерть). Канг научился использовать свое тело, как оружие. Для того, чтобы избежать вечно наблюдающих за ним глаз, он научился маскировать занятия боевыми искусствами, выдавая их за танцы.

После того, как он отточил свое мастерство, то стал предлагать своим собратьям подраться. Никому не удалось даже ударить Канга. Его «танец», его плавные движения, не давали противникам возможности до него дотянуться. Эти рабы стали умолять Канга научить их драться без оружия. Канг научил и слухи о его странном боевом стиле быстро распространились среди народов империи могу.

Сотни рабов обучились стилю Канга и посвятили себя оттачиванию этого нового мастерства, впоследствии известного как «путь монаха». Когда слухи об этом достигли ушей могу, Канг увел учеников на гору Кунь-Лай, поскольку знал, что его последователи еще не готовы полностью к восстанию против своих поработителей. Пандарены в тайне построили монастырь среди овеваемых ветрами пиков и стали готовиться к тому, чтобы стать орудиями справедливости.

На горе Кунь-Лай Канг обнаружил то, чего не ожидал – тюрьму Сюэня, Белого Тигра. Канг часто общался с Августейшими Небожителями, изучая секреты внутренней силы. Пандарен передал мудрость Сюэня своим ученикам. Наконец, они были готовы к бою.

Первую настоящую победу они одержали в Подземельях Могу’шан, священных залах, где был Двигатель Налак’ша. Здесь повстанцы с успехом отбили у могу их главный инструмент создания живых существ. Разгромив могу в стремительной атаке, они отрезали их от источника, который пополнял ряды новыми воинами.

Эта успешная атака не только воодушевила пандаренов, но и подняла другие народы на восстание. Хозены, цзинь-юй, груммели и новый народ дородных людей-быков, (которые называли себя яунголами) – все объединились в борьбе против империи могу.

Шаг за шагом, восстание набирало обороты. Канг был прав – могу стали слишком зависимы от своих рабов. И чем больше ширилось восстание, тем более империя ввергалась в хаос. Груммели, мастера-проводники и торговцы, прерывали пути снабжения врагов. Летучие отряды могучих яунголов наводили ужас и разорение на северо-западе. Хитрые хозены рыли тоннели и проникали в неприступные крепости могу. Мистики цзинь-юй общались с водой, чтобы предвидеть будущее, рассказывая силам Канга где атаковать и когда отступать.

В конце концов силы Лао-Фе отступили в Вечноцветущий Дол, сердце империи. Канг знал, что пропитанную силой землю могу будут защищать столько, сколько пожелают. Поэтому, чтобы победить, повстанцам нужно было открыть себя и пойти в прямую атаку.
Канг не колебался. Он лично повел повстанцев в бой, прорываясь вглубь Дола. Он вступил в схватку с Лао-Фе и победил его, но тот успел нанести ему смертельные ранения. Император Рабовяз и его бывший раб умерли вместе.

Вдохновленные победой, освобожденные рабы искали мести, уничтожая могу так, как когда-то они делали на протяжении столетий. Однако один из самых приближенных учеников Канга остановил бойню. Тайный хранитель истории пандаренов, ученик Сонг, запомнил многое из того, чему учил его Канг. Сонг пересказал это освобожденным рабам, напомнив о приверженности Канга истинной справедливости, но не мести. Он ходил по просторам павшей империи до конца своей жизни, рассказывая всем мудрость Канга, вызывая ко всем живым существам блюсти внутреннюю гармонию.

По мере того, как истории Сонга ширились среди народов, другие стали следовать его словам. Все больше и больше пандаренов стали странствовать по землям, передавая мудрость и вдохновляя всех, кого встречали на поиски гармонии в себе. Эти «Хранители Истории», как их в конце концов назвали, стали не только искусными рассказчиками, но еще и миротворцами, которые, используя аллегории и метафоры помогали всем сторонам находит общий язык.

Так начинались времена мира и процветания вокруг Вечноцветущего Дола, как пандарены и другие народы так называли это место. Так, на руинах воинственной империи возникла новое государство, построенное на принципах справедливости, мудрости и доброты.

Переселение яунголов

Во времена расцвета империи, разумная раса, известная как яунголы, обитала на центральных равнинах Калимдора. Эти люди-быки жили в гармонии с природой, следуя мудрому полубогу Кенарию.

Как и многие Дикие Боги, Кенарий имел человекообразный вид. Этот величественное существо, наполовину олень, наполовину человек, с плащом из цветов и растений, часто появлялся среди кочевников-яунголов. Он учил этих существ секретам бытия и радовался, наблюдая тем, как они процветают.

В конце концов, яунголам надоело делить охотничьи угодья с троллями и они решили искать новые земли. Несмотря на то, что почитаемый ими полубог Кенарий уговаривал их остаться и заключить мир, они ушли на юг. Яунголы охотились весь путь до окраин империи могу.

Императором могу тогда был Цянь Безжалостный, которого восхитили яунголы и в особенности их исключительная сила. Он дал приказ своим ваятелям плоти схватить кочевников и превратить их в более сильных и умных существ, в тоже время закалив наиболее дикие инстинкты. Яунголы страдали от тирании целые поколения, пока они не восстали вместе с другими народами и сбросили своих мучителей.

Несмотря на то, что яунголы получили свободу, они также немало и потеряли. Они были великолепными рассказчиками, но эта их традиция угасла из-за запрета говорить о наследиях прошлых поколений. Большая часть их богатой истории была забыта. Некоторые яунголы цеплялись за тускнеющие легенды и мифы о полубоге, который когда-то покровительствовал им. Другие настаивали на том, чтобы яунголы отказались от своих традиций и встали на новый путь. Разногласия росли и иногда доходили до кровопролития. Большая часть тех яунголов, которые не хотели насилия, ушли на север, решив вернуться к охотничьему образу жизни и жить меж духов природы.

Некоторые из них ушли еще дальше на север, остановившись только на заледенелых склонах Грозовой Гряды. Другие племена осели в центральной части Калимдора и воссоединились со своим древним покровителем, Кенарием. Возвращение к охоте позволило открыть им заново свои старые традиции. Те, кто учился у Кенария, стали владеть магией друидов, чей источник был из мира природы, тогда как другие познали искусство шаманов.

Но не все яунголы покинули долины. Те, кто остался, очень скоро начали конфликтовать с пандаренами и другими освобожденными народами. Ваятели плоти так и не смогли полностью справится с дикой природой яунголов и за землю и ресурсы то и дело случались конфликты.

Чтобы избежать открытой войны со своими бывшими союзниками яунголы ушли на запад, осев за Змеиным Хребтом. Это приводило к тому, что они были открыты к нашествию мантидов каждые сто лет и рои убивали их народ. Постоянные битвы с мантидами и создали сильные воинские традиции. Они стали более закаленными и воинственными, нежели их сородичи, ушедшие на север.

Через многие поколения энергии Колодца Вечности и машинерия Хранителей в Калимдоре изменила яунголов. Те, кто жили рядом с Долом, по-прежнему называли себя яунголами и были более воинственны, нежели их далекие родичи. Те же кто остались в центральном Калимдоре, близко к Колодцу Вечности, взяли имя «таурены». Те, кто ушел к Кузне Воли, стали называться «таунками».

Эти племена еще долго поддерживали связь, но после Великого Раскола, который разбил Калимдор на несколько континентов, эти связи прекратились.

Pandaren vs Troll

Ша

Когда И’Шарадж умер, его разорванные останки были разбросаны по Вечноцветущему Долу и близлежащих землях. Со временем, Древний Бог растворился в земле.

Во время своих путешествий Сонг был обеспокоен этой темной силой, которая обитала под землей. Сущность И’Шараджа цеплялась и усиливала негативные эмоции, давая жизнь существам, именуемым ша. Сонг думал, что распространив слово Канга, он поможет пандаренам преодолеть темное влияние Древнего Бога.

Вторжение зандаларов

11900 лет до Темного Портала

Зандалары продолжали поддерживать отношения с могу после смерти Лэй Шэня. Они считали тайную магию могу полезной, но постоянные внутриклановые интриги и политические маневры вызывали у них отвращение. Когда стало ясно, что ни один из кланов не сможет взять окончательно вверх, зандалары освободили себя от обязанности выказывать лояльность кому бы то ни было.

Но они не забыли обещания, которое дал им Лэй Шэнь: даровать большие земли рядом с Вечноцветущим Долом. Когда империя рухнула, зандалары увидели в этом возможность забрать то, что они по праву считали своим. Они не стали действовать сразу. Немало копий было сломано в горячих дебатах в столице Зулдазар – брать земли силой или дипломатией.

В конце концов, наследник высшего жреца Зулатры, привел самые веские доводы. Его имя было Менгази и он знал, что пандарены вряд ли выполнять договор, который тролли заключили с могу. Бывшие рабы вышвырнули своих хозяев, а значит, они смогут оказать сильное сопротивление троллям, если им дадут возможность подготовиться. Чтобы забрать земли себе, тролли должны ударить без предупреждения, силами, которых будет достаточно, чтобы сломить волю пандаренов.

Для этого тролли ушли на юг, чтобы осадить плодородные земли, расположенные к северу от вершины Кунь-Лай. Зандалары напали на главное поселение здесь – мирную крестьянскую деревню. Потом зандалары двинулись в Нефритовый Лес, густые джунгли, которые стали новым сердцем пандаренской империи.

Когда весть о вторжении достигла других поселений, паника охватила пандаренов. У них не было армии, чтобы сдержать нашествие троллей. Спустя десятилетия после свержения могу, мало кто видел смысл в том, чтобы придерживаться воинственных традиций, предпочитая вместо этого жить в мире и согласии. Единственной боевой силой был монашеский орден, который император пандаренов обязал нести дозор на Змеином Хребте и противостоять нашествию мантидов.

И хотя монахи быстро пришли со Змеиного Хребта, они поняли, что слишком малочисленны и лишены возможностей маневра. Тролли применяли тактику, которую они никогда не видели, атакуя с небес на птеродактилях и гигантских летучих мышах. Пандарены не могли противостоять этим жестоким атакам.

В конце концов, спасение пришло от юной пандаренши по имени Цзян. Когда она была еще ребенком, то нашла облачного змея, одинокого и сильно раненного после ужасного шторма, который уничтожил его гнездо. Тогда пандарены считали облачных змеев дикими существами, которых нельзя приручить. Но Цзян выходила его и подружилась. И в ее деревне часто видели ее летающей на облачном змее.

Когда монахи бились и терпели поражение в битве на холмах Нефритового Леса, Цзян и ее друг Ло внезапно показались из-за туч. Гнев и пламя Ло обратили зандаларов в бегство. Весть о победе быстро разлетелась по империи и многие последовали примеру Цзян. Они приручали могучих небесных змеев и вскоре вместе с Цзян воевала небольшая армия. Эти смелые пандарены стали известны как Орден Облачного Змея.

Прилив войны был обращен вспять. Тролли поняли, что им не удастся победить обычным путем и поэтому Менгази прибег к последней тактике: воскрешению Повелителя Грома, Лэй Шэня.

Лэй Шэнь передал зандаларам секрет своего воскрешения, не доверив его ни одному из могу. Тролли знали, что что Повелитель Грома сокрушит ненавистных наездников драконов и уничтожит их полностью. Решающая битва состоялась около Гробницы Завоевателей, где был погребен Лэй Шэнь. Цзян пожертвовала собой в последней отчаянной атаке, убив Менгази. Другие зандалары вскоре обратились в бегство, вернувшись в свои земли покрытые позором. А подвиг Цзян предотвратил воскрешение ужасного Повелителя Грома.

И было великое празднование по всей империи, но и скорбели многие, в особенности по Цзян. Десятилетиями Ло кружил над Нефритовым Лесом в поисках подруги-наездницы. Другие наездники почтили ее память тем, что записали ее учение. Орден Облачного Змея пронес эти традиции через тысячелетия.

Author: Deckven View all posts by

3 Comments on "Warcraft Chronicle, том 1. Про восстание пандаренов и вторжение зандаларов"

  1. Arseniy 14 Май 2016 в 15:12 -

    Сидел на работе, решил от скуки пошерстить блоги и что-то взял да и с самого старта переводов прочёл до самого конца на одном дыхании. Удивительно интересно и захватывающе выходит, после такого чтения вновь пришлось вспомнить, что помимо предельно унылого Дренора в Варкрафте есть мощнейший и обстоятельный сюжет. Даже захотелось взять и прокачать с первого уровня нового персонажа, пройдя все квесты и пошляться по миру WoW, поисследовать. Даже при том, что игре я сейчас уделяю минимум внимания и захожу в неё два раза в неделю.

    А уж часть о могу и пандаренах так и вовсе напомнили, каким шикарным аддоном были Туманы Пандарии, как здорово там подавался сюжет и всё с ним связанное.

  2. Deckven 14 Май 2016 в 21:57 -

    @ Arseniy. Текст действительно неплохой. И подача правильная — в коротких фрагментах передать основную суть происходящего. Читаю и все больше хочется вернуться )))

  3. LocoGi 12 Июнь 2016 в 2:19 -

    «Канг знал, что пропитанная силой земля будет защищать могу столько, сколько он пожелают. »

    Немного непонятно о какой силе идёт речь)

Leave A Response