Warcraft Chronicle, том 1. О Смертокрыле, Иллидане, падении Зин-Азшары и Великом Расколе

warcraft chronicle vol1

О предательстве Смертокрыла и Иллидана, штурме Зин-Азшары и Великом Расколе

Смертокрыл и Душа Дракона

Пока Кенарий собирал Диких Богов, Малфурион обратился к Драконьим Аспектам за помощью в защите Азерота. Ведомые Алекстразой, Хранительницей Жизни, Драконы собрались в Храме Драконьего Покоя на совет о том, как отбить атаку Пылающего Легиона.

Во время этой встречи Нелтарион Хранитель Земли, предложил решение. Все Аспекты дают часть своей энергии для артефакта, Душа Дракона, который был создан самим Нелтарионом. Он утверждал, что это оружие соберет все их энергии воедино и сотрет Пылающий Легион с лица планеты.

Драконьим Аспектам было неведо, что Нелтарион пал жертвой Древних Богов. В течении долгих веков влияние Древних Богов поразило камень и землю, которые окружали тюрьмы. Нелтарион был связан с землей, что сделало его особо уязвимым к этому злу. Тьма овладела сердцем когда-то великодушного дракона. Его страдания и безумие заставило сотворить Душу Дракона, хотя, позже артефакт назвали Душой Демона.

В самый разгар жестокой битвы между Легионом и сопротивлением ночных эльфов пять Драконьих Стай предприняли атаку на силы демонов. Вместе с другими драконами Нелтарион дал волю всей своей мощи, усиленной Душой Дракона и полностью уничтожил силы нападавшего Легиона. Но как только надежда затеплилась в душах защитников, Нелтарион обратил свое оружие против союзников – ночных эльфов и других драконов.

Жестокая атака Нелтариона уничтожила почти всю Синюю Стаю. Другие стаи попытались остановить его, но им пришлось отступить. Ночные эльфы также были в ужасе от такого предательства. Они тоже отступили с поля боя, опасаясь гнева Нелтариона.

Тело Нелтариона стало рваться на части, когда первичные энергии, словно магма вулкана, прошли через него. Дымящиеся трещины появились на его теле. Гейзеры горячего белого огня и магмы били из жесткой шкуры Нелтариона. Вопя от гнева Нелтарион покинул поле боя и скрылся в облаках.

Несмотря на то, что атака Нелтариона была недолгой, она навсегда изменила мир. Нелтарион разбил единство драконьих стай. Теперь они не могли быть тем же, чем являлись до этого. Малигос пострадал более всех Аспектов. Он лицезрел смерть своей стаи и от этого сошел с ума. Его горе было неизлечимым и преследовало долгие тысячи лет.

С тех пор Нелтариона прозвали Смертокрылом. Его предательство обрекло черную стаю на жизнь в страхе и одиночестве. Другие драконы охотились за ними, стремясь отомстить за предательство Смертокрыла.

Предательство Иллидана

Предательство Смертокрыла стало тяжелым ударом по боевому духу ночных эльфов. Хуже того – Иллидан таинственно исчез. Многие ночные эльфы боялись за его жизнь, но никто не мог представить, что одаренный волшебник бросил их ряды.

Решение Иллидана было сделано под влиянием его отношений с братом, Малфурионом. Волшебник всегда находился в тени своего брата-друида. И хотя Иллидан тоже обучался у Кенария, ему не хватало терпения постичь друидизм и вместо этого он взялся за изучение тайной магии. Во время войны он хотел выделиться и опередить брата, став героем среди своего народа.

Но, как и всегда, подвиги Малфуриона затмили деяния Иллидана. Теперь не было ничего более очевидного – и ничего более причиняющего страдания – чем желание волшебника завоевать сердце Тиранды. Когда Иллидан, наконец, решился признаться ей в любви, жрица отвергла его. Иллидан увидел в этом знак того, что она выбрала не его, а Малфуриона.

Темные мысли завладели разумом Иллидана после этого отказа. Волшебник не знал, что сатир Ксавиус тайно воздействовал на него, разжигая пламя отчаяния.

Возрастающее недовольство Иллидана в конце концов привело к тому, что он порвал с сопротивлением эльфов. Он решил присоединится к Легиону в надежде достичь мощи, которой не обладал ни один эльф. Иллидан верил, что после этого он, наконец, превзойдет Малфуриона и докажет миру свое величие.

Вопреки всему, Иллидану удалось получить аудиенцию у самого Саргераса. Его план похищения Души Дракона, заинтриговал Павшего Титана. Саргерас был настолько доволен, что даровал Иллидану исключительную силу. Он покрыл его тело татуировками магии скверны и выжег глаза, поместив в пустые глазницы огонь чужих миров. Хотя последний дар Саргераса был более чем мучительным, теперь Иллидан мог видеть мириады форм магии.

Обретший новую силу Иллидан тот час же отправился на поиски Души Дракона, намереваясь ее похитить. Во время своего опасного похода, Иллидан столкнулся со Смертокрылом и лицезрел изуродованное и разрушенное мучением тело Аспекта. Чтобы его тело окончательно не распалось, Смертокрыл скрепил его адамантитовыми пластинами с болтами, прикрепленными к его хребту.

В конце концов, Иллидан похитил Душу Дракона и принес артефакт, ожидавшим его Высокорожденным. Они немедленно использовали артефакт для дальнейшего воплощения своих планов. Душа Дракона должна была создать огромный портал в сердце Колодца Вечности.

Портал, через который Саргерас смог бы войти в Азерот.

Позже, Иллидан говорил, что его действия были продиктованы благими намерениями и он присоеденился к Легиону для того, чтобы узнать больше о демонах и о том, как уничтожить их. Тем не менее, его безрассудный поступок, которым он хотел доказать свое величие, преследовал его как приведение, навсегда разрушив его доброе имя.

Поражение Ксавиуса

Малфурион окончательно победил Ксавиуса в конце войны. С помощью смелого юной эльфийки Шандарис Оперенной Луны, он поймал сатира в ловушку, заключив его тело и дух в дубовом древе. Однако, Ксавиус так и не покинул Азерот. По сей день, дух сатира по-прежнему скитается по миру, отравляя природу магией скверны.

Сурамар и Столпы Творения

Пока в центральном Калимдоре гремели битвы, на окраинах жили те, кого судьба Азерота беспокоила не меньше. Эта была небольшая секта волшебников Высокорожденных, которые являлись проводниками воли королевы. Из своей штаб-квартиры в Сурамаре, они руководили действиями, дабы обеспечить безопасность Азшары и усилить империю.

Помимо всего прочего, эти Высокорожденные занимались поисками артефактов великой силы. Большая часть этих реликтов находилась в Хранилище Древностей, огромном репозитории, расположенном в Сурамаре. Среди великих археологических находок, который были найдены этими Высокорожденными, были Столпы Созидания, которые считались давно утраченным. Эти экстраординарные артефакты использовались Хранителями для упорядочения Азерота многие тысячелетия назад.

Хотя сурамарская элита Высокорожденных была безмерно предана королеве Азшаре, их взгляды на ее деяния стали меняться, когда началась война. Их глава, Великий Магистр Элисанде, опасалась, что Легион не имеет намерения учитывать интересы Высокорожденных. Монстры уже уничтожили значительную часть империи ночных эльфов и отравили землю магией скверны.

Недоверие Элисанды стало глубже, когда она узнала, что демоны собираются сделать из Сурамара перевалочный пункт для своей армии. Агенты Легиона начали создавать портал в Круговерть Пустоты в самом великолепном и важном здании города – Храме Элуны. Открывшись, этот портал позволил бы подкреплениям армии демонов проникнуть в Азерот и открыть второй фронт против эльфийского сопротивления.

Элисанда считала, что такой портал скорее уничтожит Сурамар и всех его обитателей. Поэтому она и ее союзники решили помешать Легиону. Они отреклись от других Высокорожденными и решили запечатать портал. Для этого Элисандра и ее союзники использовали артефакты, которые они собирали долгие годы. Так, они знали, что Столпы Творения содержат первичную энергию, которая необходима для того, чтобы обезвредить портал.

Элисанда и ее союзники начали атаку на демонов, неся с собой эти реликвии. Когда Легион начал открывать новый портал, чародеи направили свою магию через Столпы Творения. Они сплели великое заклинание, которое закрыло проход и запечатало его нерушимыми оковами.

Хотя восставшие Высокорожденные и закрыли новый портал, у них не было намерений присоединиться к сопротивлению ночных эльфов. Опасаясь бедствий и катастроф, Элисанде и ее последователи укрепились в Сарумаре. Они использовали Глаз Аман’Тула, один из Столпов Созидания, для создания колоссального источника тайной магии. Известный как Колодец Ночи, этот источник энергии должен был дать им жизненные силы и защиту от будущих потрясений. Прошли тысячелетия и источник изменил Элисанде и ее последователей, трансформировав в новую расу, известную на ночерожденные эльфы.

Падение Зин-Азшары и Раскол Мира

Несмотря на ряд поражений, надежда все еще жила в рядах сопротивления. Новый харизматичный лидер, Джерод Песнь Теней, принял командование. В противоположность прошлым вождям, он не был благородных кровей. Блестящий боец и великолепный стратег, Джерод стал настоящим героем сопротивления. Он отбросил предрассудки и неприязнь к чужакам и призвал присоединиться к войску другие народы – земельников, тауренов, могучих фурболгов и других.

Сопротивление также обрело новых союзников среди своих врагов Высокорожденных. Группа волшебников, возглавляемая Дат’Ремаром Солнечным Скитальцем, поняли, что их заигрывания с демонами приведут Азерот к разрушению. Эти Высокорожденные отреклись от Азшары и приняли присягу сопротивлению.

Даже Дикие Боги явились из лесов под предводительством Кенария, готовые биться зубами и когтями с силами зла. Леса дрожали от шагов этих гигантских существ, когда они спускались по склонам Хиджала. Каждый из Диких Богов обладал силой, которую демоны еще не встречали на своем пути. Например, перед гигантским волком Голдринном даже самые большие демоны казались карликами.

Вместе с Дикими Богами пришли другие существа — лесные дриады и многоголовые химеры. Даже неуловимые древни, о чьей великой мудрости и силе ходили легенды, пришли биться с демонами.

Под началом Джерода эта смешанная армия начала отчаянный штурм Зин-Азшары. Сопротивление штрумовало разрушенную столицу и схлестнулось в битве с, казалось, бесчисленными ордами демонов. Потери были ужасны. Тысячи и тысячи демонов погибли, но и многие из армии защитников Азерота тоже полегли. Кровожадные воины Легиона даже смогли одолеть Диких Богов. Один за одним древние существа гибли под ударами черных мечей и магии скверны. И когда кто-то из них погибал, лес на вершине Хиджала шумел и ветры выли в горести.

Пока продолжалась битва, Малфурион и Тиранда отправились к Колодцу Вечности с небольшим отрядом элитных воинов. Они надеялись использовать Душу Дракона и предотвратить использованием Легионом своей силы. К ним вскоре присоединился Иллидан, который утверждал, что его предыдущий союз с Высокрожденными был необходим для того, чтобы больше разведать о враге.

Несмотря на то, что Малфурион имел серьезные подозрения относительно брата, более важные дела занимали его. Он узнал, что Колодец Вечности стал огромным порталом – прямым путем для Саргераса в Азерот.

Малфурион понял, что никакая армия, какой бы огромной она ни была, не сможет противостоять мощи Саргераса. Победа может быть достигнута только ценой уничтожения Колодца Вечности как такового. Несмотря на то, что это было трудно вообразить, Колодец Вечности был для Легиона связующим звеном с физическим миром. Малфурион знал, что уничтожение этого фонтана энергии может привести к гибели цивилизации ночных эльфов, но это был шанс спасти мир.

Получив Душу Дракона, Малфурион и его соратники проникли во дворец Азшары. Там они обнаружили, что многие Высокрожденные творят заклинания для того, чтобы усилить портал в Колодце Вечности. В отчаянной попытке помешать им, Малфурион освободил энергию Души Дракона и направил ее на своих врагов. Друид сотворил колоссальный ураган, который взвился до небес. Буря накрыла Зин-Азшари свирепыми ветрами и сполохами молний, уничтожая демонов по всему городу.

Как Малфурион и надеялся, его усилия увенчались успехом. Саргерас уже был готов пройти через портал, но заклинания Высокорожденных стали неустойчивыми и тайная магия заполыхала в глубине Колодца Вечности. Портал закрылся. В этот момент Саргерас отступил обратно в Круговерть Пустоты. Неустойчивые энергии исходили из коллапсирующего колодца, вышвырнув многих демонов Легиона обратно в Круговерть. И когда их рев эхом разносился по всей Круговерти, в Азероте начались не виданные доселе землетрясения.

Малфурион и сопротивление победили, но времени праздновать у них не было. Мир рушился под их ногами.

Массы эльфов стремились уйти как можно дальше друг от друга и бушующего Колодца Вечности. Когда Колодец закончил коллапсировать, произошел взрыв невиданной силы, который потряс небеса. Кипящий океан устремился в образовавшуюся бездну, поглощая руины Зин-Азшары.

Когда апоклиптические землетрясения закончились, выжившие ночные эльфы увидели, что их мир раскололся на части. Разрушение Колодца Вечности разметало четыре пятых земной массы, оставив только несколько отдельных континентов и небольших архипелагов. Бушующий шторм энергий – известный как Водоворот – поглотил Колодец Вечности. И теперь эта бесконечно крутящаяся воронка воды напоминала о страшной цене победы.

Для ночных эльфов и других живых существ Азерота, мир изменился навсегда.

Azeroth after Sundering Azeroth Map Warcraft Chronicle small

Судьба Азшары и Высокорожденных

Королеве Азшаре и многим Высокорожденным удалось выжить во время Раскола, но это не прошло для них даром. Разрушающийся Колодец Вечности засосал их в бездонные глубины Водоворота. Некоторые из них были прокляты и превратились в змееподобную расу нагов. Одной из наиболее могущественных наг была служанка фрейлина королевы, Леди Вайши. Скрытые от мира, она и Азшара тайно возвели на холодном и темном дне океана столицу нагов, Наджатар.

Бремя Шаохао

10000 лет до Темного Портала

Раскол стер жизнь с лица Азерота, но земли на юге Калимдора чудесным образом избежали разрушения. Веками династии миролюбивых императоров правили этими таинственными землями. Перед вторжением Пылающего Легиона, новый правитель взошел на трон, полный надежд и благих намерений.

Его имя было Шаохао и, хотя он еще не знал об этом, его правление знаменовало новую главу в истории Пандарии.

Старой традицией пандаренских императоров, которые только всходили на трон, было паломничество к мистикам цзинь-юй, где они получали пророчество – что несет им их будущее. Видение повергло его в отчаяние: мистики-водогляды узрели ужасающее вторжение демонов, царства, сожженные зеленым огнем, разрушения и боль.

Подавленный этим видением, Шаохао пришел к легендарным Августейшим Небожителям и своему большому другу Королю Обезьян, чтобы прояснить увиденное. С их помощью ему удалось избавиться от темных эмоций, которые завладели им: сомнение, отчаяние, страх, злость, ненависть и жестокость. Избавление от них привело к тому, что они обрели физические формы. Так появились существа, именуемые ша.

Шаохао использовал свою мудрость, чтобы сразиться с каждым из них и запереть в глубинах пандаренской земли. Для того, чтобы надзирать за этими заключенным в подземных тюрьмах духами, он основал Шадопан – орден воинской элиты.

Полный уверенности, Шаохао решил спасти Пандарию от грядущего Раскола. Он задумал это сделать путем отделения его земли от остального Калимдора. Эту великую задачу он решил осуществить в самом сердце Пандарии – Вечноцветущем Доле.

Пребывая в долине, Шаохао собрал все свои силв, чтобы отрезать империю от Калимдора. Но его усилия не увенчались успехом. Его сомнения и страхи вернулись. Пленные ша возвратились в Пандарию, привлеченные его страхами и сомнениями.

Когда скверна Легиона обрушилась на Калимдор, Шаохао в отчаянии воззвал к помощи одного из Августейших Небожителей – Нефритовой Змее. Она спустилась с возмущенных небес и поведала, что Пандария не только его империя. В Пандарии все взаимосвязано. Вся Пандария является одним целым.

И тогда Шаохао понял мудрый совет змеи: для того, чтобы спасти свою землю, он должен стать с ней единым целым. Несмотря на свою мечту жить долгой жизнью в процветании, он понял, что этого не будет.

С ясным разумом и чистым сердцем, зная что он должен сделать, Шаохао слился духом со своей землей и отделил ее от остального Калимдора. Его сущность растеклась по Пандарии густым туманом, который сокрыл ее от остального мира и защитил от ужасного Раскола.

В следующие десять тысяч лет Пандария была сокрыта от чужих взоров и пропала, став легендой.

Ша Гордыни

Гордыня была тем, от чего Шаохао так никогда и не смог избавиться. Он незаметно проникла в Пандарию и пребывала там спустя тысячелетия с того дня, когда император спас земли от Раскола.

Хроники Варкрафт — читать больше!

warcraft chronicle vol1 banner

Author: Deckven View all posts by

9 Comments on "Warcraft Chronicle, том 1. О Смертокрыле, Иллидане, падении Зин-Азшары и Великом Расколе"

  1. Lasombra 19 Май 2016 в 14:43 -

    Кругом одни предатели. Саргерас, Локен, Лэй-Шень, Смертокрыл, Иллидан…
    Слишком избитый сюжетный ход и слишком много «зрады» в отдельно взятой вселенной.:)

  2. Deckven 19 Май 2016 в 15:49 -

    @ Lasombra это пока единственная претензия к сюжетным двигателям. Чуть надо толкнуть сюжет — призываем #зрада и все начинает коутиться :)

  3. Gnomecore 19 Май 2016 в 18:12 -

    Шандрис Оперенная Луна — она, девочка :) Лейтенант и правая рука Тиранды в 3 варкрафте, помните?

  4. Deckven 19 Май 2016 в 19:35 -

    @ Gnomecore, чорд, как стыдно…

  5. Disdain 19 Май 2016 в 21:15 -

    Элисанде/Элисанда/Элисандра (Elisande в оригинале ) — наверное, лучше выбрать какой-то один вариант))
    Нагов/наг — то же самое.

  6. Gnomecore 20 Май 2016 в 14:44 -

    @ Lasombra ну а как иначе? Либо внешний враг, либо внутренний. Причем внутренний куда интереснее, метаморфозы с персонажами, развитие характеров, вот это вот всё. Меняется и окружение. А внешний — вон стоит, ногами топает. клювом щелкает, бери дрын да мочи. Где интерес?

  7. Chesey 4 Июль 2016 в 14:42 -

    «Они спелил великое заклинание, которое закрыло проход и запечатало его нерушимыми оковами.»
    исправьте на «сплели»
    Спасибо за перевод, приятно читать!

  8. nikvarud 26 Июль 2016 в 11:00 -

    «Пребывая в долине, Шаохао собрал все свои силв»

    Поправте «силы».

    Спасибо за перевод. Очень интересно почитать, даже захотелось опять поиграть.

  9. Aaron 21 Декабрь 2016 в 13:00 -

    @ Gnomecore Шандрисе в Варкрафте 3 уже порядка больше 10 тысяч лет. В войне Древних, естественно, она ещё молоденькая, даже по сравнению с той же Тирандой.

Leave A Response