Warcraft Chronicle, том 2. Совет Теней и Гарона

World of Warcraft ChronicleTitle

О росте влияния клана Черной Горы, Совете Теней и Гароне.

Доминирование клана Черной горы

6 лет до Темного Портала

В то время как Гул’дан низложил Нер’зула, орки продолжали войну против дренеев. Им удавались набеги на небольшие поселения, но нападения на крупные города проходили без успеха. Стены их были крепки, а войска действовали слаженно.

Орки отличались меньшей организованностью. Такие вожди, как, например, Чернорук и Громмаш Адский Крик, часто пререкались друг с другом по поводу тактик боя. Эти разногласия приводили к стычкам между кланами. Они были Ордой только на словах.

Кил’джеден знал об этом. Он наблюдал за войной с растущим недовольством. Гул’дан хотел занять место Нер’зула и взять власть над Ордой, но владыка демонов отказал ему. Гул’дан был могучим чернокнижником, но из него получился бы плохой лидер. Он был силен в интригах и манипуляциях — тех вещах, которые лучше всего делать, находясь в тени.

Орки нуждались в настоящем предводителе — боевом вожде.

Голос Кил’джедена снова загремел в сознании Гул’дана. Он приказал ему найти нового вождя Орды. Без единоначалия кланы были обречены на междоусобицу и не смогли бы победить дренеев. И хотя Гул’дан все еще гневался из-за того, что Кил’джеден не позволил ему стать вождем Орды, он повиновался. Его жажда власти была меньшей, чем страх перед Кил’джеденом.

Гул’дан знал только одного орка, чья сила и слава позволяла ему стать во главе всей Орды — им был вождь Чернорук. Среди всех, кто воевал против дренеев, Чернорук был наиболее успешным. Если бы он возглавил орков, то привнес бы в их ряды железную дисциплину, такую, которая сплачивала его клан. Орки Черной Горы также могли бы использовать свои знания и умения для того, чтобы вооружить другие кланы, создав могучие осадные машины,  способные сокрушить стены дренейских городов.

Гул’дан встретился с Черноруком и предложил ему мантию вождя. И если бы тот принял это предложение, чернокнижник сделал бы его воинов более сильными. Шаманы клана снова обрели силу, а воины стали самыми могучими среди всех орков. Сам же Чернорук обрел славу самого могущественного вождя орков, что когда-либо жил.

Гул’дан знал, что только словами расположения Чернорука ему не завоевать. Он обучил нескольких шаманов Черной Горы магии скверны. Он также научил этих новичков тому, как увеличить численность войска клана. Чернокнижники наполнили скверной тела юных орков и те стали расти быстрее, в короткие сроки обретая силу взрослых воинов. Правда, магия скверны оказывала на тела побочный эффект и влияла на разум юных орков — они становились склонны к вспышками неожиданной агрессии.

Несмотря на это Чернорук поразился результатам. Он приказал чернокнижникам преобразить его юных сыновей, Дал’ренда и Маема в «настоящих воинов».

Увидев в Гул’дане полезного союзника, Чернорук согласился возглавить Орду. Чернокнижник провозгласил создание ордена, для того, чтобы блюсти порядок в рядах Орды. Это орден получил название Совета Теней и Чернорук стал его членом. Но Гул’дан утаил от Чернорука существование внутреннего круга этого тайного ордена, который состоял из преданных ему чернокнижников Призрачной Луны, верных ему и только ему. Включение Чернорука в Совет являлось лишь тактическим ходом, чтобы уверить вождя в том, что его власть распространяется на все аспекты существования Орды.

Между Черноруком и Гул’даном по вполне понятным причинам возникло напряжение. Они видели в друг друге угрозу. Гул’дан смотрел на Чернорука как на марионеточного вождя, и собирался через Совет Теней управлять Ордой. Но Чернорук не был дураком и понимал, что Гул’дан жаждет власти, поэтому не собирался  дать чернокнижнику использовать себя. Напротив, он намеревался использовать Гул’дана для достижения своих целей.

Совет Теней

Пока Чернорук занимался подготовкой к наступлению на дренеев, Гул’дан создавал Совет Теней. Его первыми членами были чернокнижники клана Призрачной Луны, включая Терон’гора. К Совету также присоединились некоторые орки из других кланов. Они поклялись в том, что будут верны Совету и не расскажут про него никому.

Гул’дан хотел включить в Совет не только орков. Он искал могущественных существ по всему Дренору. Он нашел двоих, что были бы полезны Совету. Ими были Гарона и Чо’галл.

Гарона происходила из клана Ветра Клинков. Ее отцом был могучий воин-орк, а матерью пленница-дренейка. Гарона не стала первой полукровкой, рожденной в клане, но первой из тех немногих, кому удалось выжить в детстве. Годы унижений и гонений сделали из нее яростного бойца. Помимо исключительной физической силы, она унаследовала острый ум и способность к языкам. Она выучила дренейский от других пленников и орки использовали ее как переводчика.

После того, как клан Ветра Клинков был уничтожен, Гарона бежала в дикие чащи леса Тероккар. Прежде чем попасть в поле зрения Совета, он проделала долгий путь на востоке. Некоторые чернокнижники смотрели на нее как на диковинку, но Гул’дан видел в ней большое будущее.

Гул’дан симпатизировал Гароне, чтобы завоевать ее доверие. Он хорошо знал, что значит быть изгоем и использовал это. И как только Гарона перестала быть замкнутой и открылась, Совет Теней нанес удар. Гул’дан и чернокнижники объединили свои силы, чтобы подчинить Гарону и использовать ее как тайную  убийцу.

Роль Чо’галла была совсем иной. Огр имел две головы, что являлось хорошим знаком. Он родился и воспитывался в Верховном Молоте под руководством лучших магов из числа огров. Он также имел врожденные способности к занятиям магией. Он имел много почитателей из числа обычных горожан, но не среди городской аристократии.

Высокомерие Чо’галла и его жажда власти отвратила от него владык города. Высокопоставленные огры боялись, что растущая популярность позволит ему захватить власть в Верховном Молоте. Для того, чтобы этого не допустить, они попытались убить Чо’галла. Ему едва удалось выжить и после этого он сбежал из Верховного Молота.

Чо’галл жаждал мести, но понимал, что для этого ему понадобилось бы больше силы. Его пути с Советом Теней и магией скверны пересеклись, когда он искал оружие возмездия и новое могущество.

Гул’дан был заинтригован безоговорочной преданностью огра и плохо сдерживаемой жаждой власти. Он сделал огра самым приближенным учеником, обучил его секретам магии скверны, а также рассказал о существовании Пылающего Легиона.

И хотя Чо’галл клялся в преданности Гул’дану, он был готов порвать с ним в любой момент. Огр жаждал только силы, его мало интересовали демоны и Легион и все, что было так важно для Гул’дана. Он был готов уйти из Совета, если бы тот перестал быть ему нужным.

Клинок Совета Теней

Гул’дан понимал, что хотя он и завоевал расположение Чернорука, другие кланы не примут вождя Черной Горы за своего предводителя. Пока не примут. Он направил посланников Совета Теней в земли других кланов, чтобы те рассказывали о героических деяниях Чернорука. Они также рассказывали о том, что шаманы узнали о новой силе, которая превышала могущество духов природы. Многие орки были заинтригованы таинственными историями и смотрели в сторону Чернорука с благоговением.

Во время этих путешествий агенты Совета Теней также шпионили за кланами. Они примечали тех орков, что выступали против Орды и передавали эти сведения Гул’дану. Среди них был тот, кто заслужил особое внимание Гул’дана: вождь клана Белых Клыков, Загрел. Он призывал кланы прекратить бессмысленную войну против дренеев и возвратиться к ритуалам шаманизма. Загрел верил, что только преданное поклонение духам природы и верность древним традициям позволит оркам восстановить связи с духами.

Гул’дан опасался, что со временем Загрелу удастся получить поддержку тех, кто сомневался в Орде — оркам, подобным Дуротану, вождю клана Северных Волков.

Чернокнижник должен был действовать быстро и для этого он имел идеальное оружие. Гул’дан приказал Гароне проникнуть в лагерь Белых Клыков и убить Загрела. Гарона была полностью подконтрольна Совету и не сопротивлялась его приказам. Невидимой тенью она проникла в лагерь Белых Клыков и убила Загрела ударом ножа в сердце. Никто из клана так и не узнал, что она была здесь. После внезапной смерти вождя клан впал в междоусобицу — братья и сыновья Загрела начали бороться за место вождя. Белые Клыки выжили в этой междоусобице, но клан уже не был таким сильным, как ранее.

У Дуротана уже давно росли подозрения относительно войны с дренеями. После того, как Загрел был убит, эти подозрения только усилились. Смерть самого громкого противника войны не могла быть простым совпадением, но у него не было доказательств этого. Кто это был? Кто-то жаждущий власти или тот, кто работал на более могучую силу?

Хроники Варкрафт — читать больше!

warcraft chronicle vol1 banner

Author: Deckven View all posts by

9 Comments on "Warcraft Chronicle, том 2. Совет Теней и Гарона"

  1. Allanian 2 Май 2017 в 14:59 -

    super!

  2. Rrhand 4 Май 2017 в 10:35 -

    Спасибо за перевод. Но с Гароной неувязочка вышла — указывалось, что никто из клана не выжил. А теперь получается, что она в курсе причин начала войны.

  3. Deckven 4 Май 2017 в 10:42 -

    @ Rrhand — я тоже это заметил. Ранее говорилось, что Гул’дан уничтожил всех выживших. С Гароной еще одна неувязочка. Вернее теперь с «неканоничным» Ме’даном. Ранее считалось, что Гарона дочь сестры Мараада, которая понесла от изнасиловавшего ее орка. Сейчас это просто какая-то ноунейм пленница-дренейка.

  4. Vemy 4 Май 2017 в 11:31 -

    Мед’ан всё ещё канон. Только он уже не Хранитель.

    И про маму Гароны не слова. А сестра Мараада была пленницей в том клане. Это тоже ещё канон.

  5. Deckven 4 Май 2017 в 11:36 -

    @ Vemy:

    The birth of Garona was orchestrated by Gul’dan, who «bred» one of his orcish warriors to a draenei female. The result was a child that, as discovered later, looked surprisingly human. Gul’dan had her magically aged and tortured, [6] and eventually used a powerful magical spell to control her mind to ensure obedience. Garona was raised in barracks with her father’s people and hated by the larger orcs for being different. Their claims and beliefs of her being «ugly and deformed» would reflect how she felt about herself for years to come. Her birth mother’s brother however, the Vindicator Maraad, did not care that Garona was half orc. Having learned his sister had borne a child, he began searching for his niece, a search that would stretch on for many years.

    Отсюда — http://wowwiki.wikia.com/wiki/Garona_Halforcen#cite_note-6

  6. Vemy 4 Май 2017 в 12:49 -

    Одно другому не мешает.
    Гарона всё ещё родственница Марааду.

  7. Deckven 6 Май 2017 в 8:38 -

    @ Vemy — так а каким макаром она родственница? В Хрониках ни слова о других пленных родичах Мараада

  8. Vemy 6 Май 2017 в 13:20 -

    «Хроники» поверхностны и охватывают лишь основные события, оставляя играм и разной литературе раскрытие деталей.
    В других источниках говорится, что Гарона является племянницей Мараада. И этот факт никак не оспаривается «Хрониками», кроме того, что это не указано прямым текстом в них.

  9. Alex Wrynn 21 Июль 2017 в 0:13 -

    1.»слажено»
    Две н
    2.»К совету также присоединилась некоторые орки…»
    Присоединились
    3.»Огру жаждал только силы…»
    Огр
    4.»Шаманы узнали новой силе…»
    О новой силе?
    5.»Верность древним традициям позволить оркам…»
    Позволит

Leave A Response