Warcraft Chronicle, том 2. Падение Шаттрата

World of Warcraft ChronicleTitle

О крови Маннорота и падении Шаттрата.

Маннорот Разрушитель

3 года до Темного Портала

Кил’джаден был доволен победой Орды даже несмотря на то, что Велену удалось бежать. Конечно, он предпочел бы видеть Пророка мертвым. Но все же лучше было бы пленить его и подвергнуть пыткам и унижениям.

Это было только вопросом времени. Что действительно беспокоило Кил’джадена, так это взятие Шаттрата. Орда смогла взять Карабор только за счет использования сил Темной Звезды. Этот трюк нельзя было повторить вновь. Кроме того, усиление юных орков с помощью магии скверны не делало их столь могучими, как казалось ранее. Кил’джаден понимал, что Гул’дан и чернокнижники нуждались в большем — действительно большем — чтобы взять Шаттрат.

Гул’дан и его пособники использовали магию скверны и делали орков сильнее, но это сила эта была ограничена. Испитие крови демона являлось более действенным способом, который дал бы им сверхъестественную силу и окончательно сделало частью армии Пылающего Легиона. Кил’джаден открыл свои планы Гул’дану, напомнив, что его могущество гарантировано только в том случае, если он останется верным повелителю демонов. Чернокнижник не забыл этого обещания. Растление собственного народа было небольшой платой за богоподобное могущество.

Гул’дан убедил Чернорука собрать кланы на вершине горы около Цитадели для ритуала, который придаст оркам еще больше силы. Он не сказал Черноруку об источнике этой мощи, он только поведал, что орки узнают о новых способах управляться с магией скверны.

Чернорук приказал кланам собраться. Кил’джаден открыл временный портал в Черном Храме. Через него прошел владыка преисподней Маннорот Разрушитель. Этот монстр с рогатым челом, был одним из самых могучих генералов Легиона, который поверг в прах множество врагов. От Маннорота исходила такая сила и жестокость, каковой Гул’дан никогда не встречал. Чернокнижник, который никого не боялся, устрашился этой мощи.

Гул’дан собирался сохранить прибытие Маннорота в тайне, рассказав о нем и цели его пребывания в Дреноре только самым доверенным чернокнижникам.

Но Нер’зул узнал правду. Высокомерные чернокнижники Совета Теней и Гул’дан часто рассказывали старому шаману о происходящем, чтобы тот видел растление его народа. Они были уверены, что он сломлен и слишком труслив, чтобы действовать. Они ошибались.

Нер’зул провел годы, потерянные в ненависти к самому себе, но когда он узнал о том, что орки выпьют кровь демона, в нем что-то изменилось. Он знал что если не предпримет что-то, то его народ будет обречен. Нер’зул воспрянул духом и решил предупредить кого-нибудь о намерениях Гул’дана. Он знал, что большинство орков не будут его слушать. Они были слишком верны Черноруку и Орде, были слишком отравлены скверной.

Однако, был тот, кто не был похож на остальных: вождь Дуротан. Чем дальше, тем с меньшей охотой он участвовал в войне с дренеями и это знал Нер’зул. Если бы кто и послушал предупреждения шамана, так это был  благородный вождь Северных Волков.

Пока Гул’дан и чернокнижники готовились к встрече с орками, Нер’зул направил безымянное послание вместе с приказами Совета Теней. В этом послании он призывал Дуротана не следовать приказу Гул’дана на предстоящей встрече. В противном случае он и его клан обретут судьбу, худшую чем смерть.

Совет Теней так и не узнал о действиях Нер’зула.

Оковы рабства

На вершине горы, что маячила около Цитадели, Гул’дан стоял пред вождями. Он снял завесу над дымящейся кровью Маннорота, но не рассказал о ее истинном источнике. Гул’дан объявил, что зеленая жидкость это дар от чудесных существ, которые обучили орков магии скверны. И сейчас эти покровители хотят дать кланам нечто большее. Если они выпьют эту жидкость, то сила их станет равной силе богов.

Гул’дан вызвал вождей принять этот дар и Громмаш Адский Крик стал первым, кто сделал шаг вперед. Всегда будучи тем, кто выказывал свое бесстрашие, вождь клана Песни Войны выпил кровь Маннорота. То, что случилось дальше, лишило орков дара речи. Громмаш стал выше и его мускулы раздулись от силы, которая потекла по его венам. Глаза засверкали красным адским светом. С могучим боевым кличем вождь Песни Войны призвал пролить кровь дренеев.

Grom Hellscream Drinking Demon Blood

Остальные орки не стали отвергать этот дар. Почти все испили крови и испытали тоже, что и Громмаш. Немногие не стали делать этого и среди них был Оргрим Молот Рока и Дуротан.

Дуротан получил безымянное послание Нер’зула и воспринял его всерьез. Зная, что идти против Орды сейчас было подобно смерти, он стоял молчаливо. Но он не мог позволить его клану принять «дар» Гул’дана ни под каким предлогом. Дуротан просто отказался выпить кровь, тем самым демонстрируя свой выбор.

Этот акт демонстративного неповиновения разгневал Гул’дана. Он уже давно подозревал вождя Северных Волков. Он хотел знать не проведал ли Дуротан что-либо о Пылающем Легионе и его планах по порабощению орков. Терпение Гул’дан иссякло, но впереди была осада Шаттрата и он не мог убить вождя, иначе бы дух Северных Волков пал.

Оргрим также отказался пить. Также как и Дуротан, его сомнения росли по мере того как он видел возрастающую кровожадность орков и разрушительное действие магии скверны. Воин Черной Горы с ужасом смотрел как эта магия иссушает чистые реки и убивает цветущие леса. Глубоко в сердце он знал, что что-то не так с этим даром Гул’дана.

Чтобы избежать подозрений, Оргрим объявил, что не достоин пить из одной чаши с Черноруком. В конце концов, он был подчиненным своего вождя. Его трюк сработал. И Гул’дан и Чернорук увидели в отказе от испития знак покорности.

Орки, что выпили крови Маннорота возрадовались силе, которая исказила их тела и наполнила их мощью. Все сомнения, страх и неуверенность покинули их. Тоже самое произошло и со всей Ордой — влияние распространилось на всех орков. Хотя и не все орки выпили кровь Маннорота, те, кто сделал это, излучали вокруг себя невидимую ауру скверны. Она медленно проникала в тела и кости орков. В конце концов даже Дуротан, Оргрим и те, кто не пил крови демона, изменились.

Орки, которые испили крови Маннорота били себя в грудь и призывали убивать дренеев.

Вождь Чернорук был готов дать им то, чего они хотят. В эту особую ночь он приказал Орде идти на Шаттрат.

Пока орки собирались в поход, Гул’дан наполнил гору, которая была за их спинами, энергией скверны. Земля застонала и потрескалась, языки огня вырвались из нее. Гул’дан провозгласил, что это знак их неминуемой победы и тот момент вулкан извергся. Вид пылающей горы наполнил орками мужеством. С тех пор разрушенная гора стала известна как Трон Кил’джадена.

Маг’хары

Осталась одно сообщество орков, что избежало влияния энергий скверны. Это были те, кого поразил красный туман и они остались в поселении Гарадар. Среди них был Гаррош Адский Крик, сын Громмаша. Из-за того, что они остались в изоляции их кожа не позеленела. Эти орки стали известны как Маг’хары или «Неразвращенные».

Осада Шаттрата

Шаттрат был обречен. Велен это предвидел.

Через несколько недель после падения Карабора, Пророк пережил видение апокалипсиса. Он видел багровые небеса на Шаттратом, сочащийся яд, который превращал его народ в монстров. Он видел тысячи храбрых мужчин, женщин и детей разрубленных на части орками. Он видел Шаттрат, их любимый дом, поглощенный воющим инферно скверны.

И хотя Велен все еще сомневался в достоверности своих видений, он не видел шансов. Дренеи не могли оборонять Шаттрат вечно. Это было более чем ясно.

По началу он хотел, чтобы город покинули все жители, но это тут же бы определило действия орков. Они бы стали охотится на дренеев, пока бы не убили последнего. Велен и его последователи сошлись на другом плане. Большая часть мирных жителей должна была уйти из города, но армия оставалась. Они пожертвуют своими жизнями для того, чтобы Орда была уверена, что дренеи уничтожены. Это была страшная плата, которую должны были заплатить защитники Шаттрата, но дренеи не могли отступить от этого пути.

Велен вызвался быть одним из защитников. Он оставил Карабор Орде и не собирался сделать тоже самое с Шаттратом. Он готов был умереть, защищая город. Экзархи были против этого. Сердцем они понимали, что Шаттрат обречен. Но если их народу и суждено было выжить, то только в случае если Велен останется его предводителем. После целого дня горячих споров, они уговорили Пророка покинуть Шаттрат.

Пока кланы отходили от Трона Кил’джадена, Велен и экзархи принялись выполнять свой план. Пророк увел многих мирных жителей к Телредору, удаленному храму, построенному на острове в Зангарском море. Тем временем Рангари нападали на передовые отряды орков, задерживая их продвижение.

Когда кланы подошли к Шаттрату, Кил’джаден предстал пред орками в бесплотной форме. Он более не видел причин скрываться, поскольку орки уже отдали свои души Легиону.

Кил’джаден объявил, что это он является покровителем орков, который одарил их магией скверны и могуществом. Для того, чтобы победить дренеев и разрушить их столицу он поможет еще раз, дав новое оружие. Он обещал чернокнижникам поведать о разрушительном заклинании, которое поселит страх в сердцах врагов.

Тем временем Гул’дан раскрыл хитроумное средство, которое создали чернокнижники для осады. С помощью магии они приготовили отвар из красного тумана, которые должен был начать эпидемию среди дренеев. Совет Теней залил этот яд в грубые бомбы, которыми должны были зарядить осадные орудия орков.

Бомбы взорвались около стен Шаттрата и выпустили отравленный газ, который сжигал кожу дренеев и останавливал дыхание. Густой красный туман накрыл укрепления Шаттрата и скрыл приближение Орды.

Туман вызвал панику среди защитников города, а орки ворвались в проломы в стенах. Используя заклинание, которому их обучил Кил’джаден, чернокнижники сотворяли горящие зеленые метеоры в небесах и посылали их на защитников Шаттрата. Их этих дымящихся шаров появлялись демоны, которых называли инферналами.

Мараад, Акама, Нобундо и тысячи других защитников стояли насмерть против натиска Орды. Они, знали, что им суждено погибнуть и всего чего они желали — уничтожить столько орков, сколько их хватит сил.

В разгар жестокого боя остатки беженцев пытались уйти из города. Некоторые отряды вели Мараад и его верные Воздаятели. Хотя и воины Света не хотели уходить с поля боя, они знали, что не менее важным было спасение невинных. Многим Воздаятелям не удалось это сделать. Реки крови залили улицы, храмы и торговые площади Шаттрата. Мародерствующая Орда не пощадила никого.

Это было незадолго до падения Шаттрата. Многие воины Орды были убиты и лежали рядом с телами убитых дренеяев. Эта победа далась им самой дорогой ценой, чем какая-либо другая.

Несмотря на победу, Гул’дан был обеспокоен. Велену опять удалось бежать. Чернокнижник боялся гнева Кил’джадена. Гул’дан не спешил говорить с повелителем демонов, поскольку надеялся на то, что найдет Пророка до того, как повелитель потребует от него ответа. Он немедленно отправил Гарону по следу Велена. Она потратит годы, рыская по Дренору в поисках, но так никогда и не найдет Пророка.

Хроники Варкрафт — читать больше!

warcraft chronicle vol1 banner

Author: Deckven View all posts by

Leave A Response