Warcraft Chronicle, том 2. О разгроме Орды

World of Warcraft Chronicle - 009 (v02) - p144-145 [Digital-HD] [danke-Empire]

Про освобождение Каз Модана, битве при Черной Горе и победе Альянса во Второй Войне.

Освобождение Каз Модана

Орда продолжала свое отчаянное отступление к Каз Модану. Армия орков, воевавшая во Внутренних Землях, с боями пробивалась к Мосту Тандола. Части Оргрима шли за ними. Вскоре Лотар и Тиралион объединили свои войска и ринулись за отступающей Ордой.

Огрим отступал пешим порядком, поскольку флота у Орды уже не было. Месяцы отступления и спорадических столкновений с Альянсом взяли свое. Остатки армии прорвались через Болотину в холодные горы Каз Модана.

По пути в дворфийские земли Оргрим отправил наездников драконов узнать, что случилось с Чернозубами. Некоторые из них вернулись с вестями. Чернозубы плыли к Каз Модану. Моряки рассказали наездникам о гибели Гул’дана, чем порадовали Оргрима. Хоть одно было хорошо — чернокнижник-предатель больше будет манипулировать орками. Оргрим сожалел только о том, что не он нанес смертельный удар.

Но радость от гибели Гул’дана развеялась, когда Оргрим обратил взор на свои войска. Без Чернозубов у него не было флота. В таком состоянии Орда не сможет победить. Он не удержит Каз Модан, в особенности если дворфы и гномы присоединятся к битве.

Оргрим послал гонца в Дренор, призывая подкрепление. И было все равно, готовы оставшиеся кланы, погрязшие в междоусобице к схватке или нет. Они были нужны ему сейчас. Остальным войскам он приказал собираться у Пика Черной Горы и ждать подмоги.

Черная Гора находилась глубоко в землях Орды. Если Альянс посмеет преследовать их тут, то заплатит за каждый шаг. Он приказал Килроггу и клану Кровавой Глазницы оставаться в Каз Модане. Во время всей Второй Войны они сдерживали дворфов и гномов в их городах. Теперь у них была другая важная задача — задержать Альянс и предотвратить удар по арьергарду отходящих войск.

Молот Рока собрал Зулу’хеда и всех его воинов. Многие по-прежнему были рассеяны по Лордаерону, но Оргрим понимал, что они были слишком ценным оружием, чтобы оставить просто так. Он приказал Зулу’хеду забрать всех драконов, включая Алекстразу из Грим Батола и прибыть к Пику Черной Горы. Часть наездников он отправил к Чернозубам, чтобы они сообщили о новых планах, защитили от флота Альянса и передали приказ идти к Пику.

Лотар знал, что Орда потрепана боями и стремительный удар может покончить с ней раз и навсегда. Несмотря на то, что армии Альянса также были изнурены многомесячными маршами и боями, он приказал идти вперед. Это был их шанс завершить войну.

Стремительный марш Альянса на юг был невозможен без Тиралиона и паладинов. Воины Света день и ночь излечивали раненных и воодушевляли уставших, наполняя их сердца мужеством. Войска Альянса ворвались в Каз Модан и быстро покончили с Кровавой Глазницей. Отряды паладинов преследовали орков и отбросили их из дворфийских земель.

Победив Кровавую Глазницу Альянс освободил Гномреган и Стальгорн. Дворфы и гномы вышли из горных крепостей воодушевленными и жаждущими возмездия. Оба народа присягнули на верность Альянсу. Их молоты, топоры и мастерство дополнили силы союза.

В первый раз все ходе этой войны все благородные расы Восточных Королевств сплотились.

Битва при Крестфолле

На северо-западе от Каз Модана Чернозубы продолжали свой морской вояж. Наездники драконов, посланные Некросом, нашли их и передали слова вождя об отступлении к Пику Черной горы. Дал’ренд и Маим приказали изменить курс и плыть к Штормграду, который все еще был под контролем Орды. Он надеялись на легкое плавание, но вышло по-другому.

Флот адмирала Праудмура патрулировал эти воды. Также как и при Зул’даре, он обошел врагов и ударил по ним из пушек. И также, как и ранее, на помощь оркам пришли драконы. Они спустились с неба и опалили моряков огнем.

В этот раз Праудмур не отступил. На помощь его флоту пришли наездники грифонов. Поражение под Кель’Таласом многому научило их и они применили новую тактику. Грифоны были быстрее и ловче драконов. Они обходили их и отвлекали внимание от кораблей Альянса. Громовые молоты и огонь драконов полыхали в небесах, а залпы пушек сделали море красным.

Дал’ренд и Маим вместе с еще несколькими кораблями, ушли невредимыми, но большая часть флота Орды утонула.

Альянс одержал победу в морской войне, но цена за нее была высока. Драконы сожгли собственные корабли Праудмура. Многие храбрые моряки погибли, включая сына Праудмура. Адмирал всегда помнил, кто убил его сына и ненавидел орков до конца своих дней.

Осада Пика Черной Горы

С Черной Горы Оргрим взирал на то, как в Пылающие степи вползает змея из золота и серебра. Это была армия Альянса. Тысячи солдат Альянса собрались под стенами крепости орков и начали упорную осаду.

Ворота крепости пока сдерживали из напор, но вечно это продолжаться не могло. Наездники из Грим Батола еще не прибыли, также как Чернозубы и подкрепление из Дренора. Они всегда опаздывали.

Сердце Оргрима охватило отчаяние, но он отбросил его. Он не даст отчаянию овладеть собой. Не сейчас. Никогда. Эта война была не ради слабы, они бились за нечто большее. За возрождение народа и восстановление чести. У него всегда был простой выбор: обрести дом в Азероте или вернуться в Дренор и умереть. И если смерть его судьба, то лучше умереть с честью в бою, нежели от голода или болезней.

В крепости на Пике Черной горы он возжег огонь ярости орков. Он воззвал к последней битве, которая решит их судьбу. Они были неудержимой Ордой. Они победили дренеев, Штормград и множество других врагов. Азерот — их мир и Альянс должен быть сметен с их пути.

Осадные орудия Альянса были по каменной крепости. Стальные врата раскрылись и тысячи воинов, разрывая воздух боевыми кличами, вырвались из них.

Оргрим сам вел воинов в атаку. Он знал, что ему не сломить Альянс силой. Он пробивался к Лотару. За все эти годы он изучил привычки людей. Как и орки, они поклонялись и почитали своих предводителей. Убийство вождя могло обезглавить клан и лишить его воли. Молот Рока считал, что убив командующего Альянсом, он обратит врага в бегство.

Самоубийственный бросок отряда Оргрима застал Альянс врасплох. Они прорвались через позиции осадных орудий и устремились к Лотару. Верховный командующий не бежал с поля боя. Он принял вызов Оргрима, как сделал бы любой доблестный воин.

Тишина пала меж воинами, что были рядом с Лотаром и Оргримом. Молот и меч зазвенели посреди Пылающих Степей.

Ни один из воинов по началу не уступал. Но Оргрим превосходил силой. Он раскрошил его меч одним ударом могучего молота. Командующий пал на колени. Следующим безжалостным ударом Оргрим раскроил его череп.

Убийство предводителя людей воодушевило орков и они пошли в наступление. План Оргрима сработал. Он видел страх и отчаяние в глазах врагов. Солдаты Альянса опустили руки и потеряли волю к победе.

Но Тиралион не дал отчаянию овладеть его сердцем. Это было не в его правилах.

Юный паладин высвободил подвластные ему силы Света. Тиралион излучал Свет, ослепляя всех вокруг себя, включая Оргрима, воодушевляя воинов на бой. Паладин взял сломанный меч Лотара и ударил им оцепеневшего вождя так, что тот потерял сознание. Потом он воззвал к соратникам — они должны стоять до последнего так, как стоял их командующий. Через все испытания, которые проходил Альянс, его командующий никогда не колебался. И вел их храбро и мудро. Он считал их не просто солдатами, но друзьями и семьей. Все они были его детьми, сыновьями и дочерьми и они осуществят его мечту — избавять мир от Орды.

И сейчас было не время колебаться, когда победа была почти у них в руках. Сейчас нужно было сражаться. За Азерот. За Альянс. За Лотара.

Надежда вселилась в каждого, кто слышал Лотара в тот день. С боевым кличем он собрал своих соратников и повел в наступление. Альянс обрушился на Орду, обращая ее в бегство. Кто бежал на север, кто на восток или запад. Другие бежали к Темному Порталу. Немногие храбрецы продолжали сражаться у Пика Черной Горы, надеясь на смерть в битве.

Смерть обрели немногие. Тиралион и солдаты окружили их, но убивать не стали. Они заковали их в цепи, вместе с их вождем.

Поражение амани

Пока Альянс вел осаду Пика Черной Горы, король Анестериан отбросил амани от Кель’Таласа. Цена была высокой, но эльфы защитили свои земли. Впоследствии Анестериан вышел из Альянса, посчитав, что эльфов бросили в самый тяжелый момент. Кто-то не был согласен с этим, но многие соглашались с королем.  

Разрушение Темного Портала

Ведомые Тероном Кровожадом и рыцарями смерти, часть орков бежала к Темному Порталу. Возвращение в родной мир было единственной их надеждой на спасение.

Тиралион и Альянс шли за ними по пятам — горечь от утраты Лотара все еще жгла их сердца. Они хотели отомстить, но не только — они хотели знать, где находится Темный Портал. Про врата мало что знали, включая место, где они находятся. Тиралион надеялся, что отступающие орки и рыцари смерти приведут Альянс к нему. Так и случилось.

Битва, разгоревшаяся в Черной Топи около Темного Портала стала самой жестокой и отчаянной из всех, что случились во время Второй Войны. Терон и рыцари смерти призвали некромантические силы, насылая ярость и ужас на солдат Альянса. Они не могли победить войско Тиралиона, но дали Орде возможность уйти через Темный Портал.

Тиралион не стал преследовать Орду. Его солдаты были вымотаны до предела и никто не знал, что ждет их по ту сторону. Оставалось одно — уничтожить Портал, чтобы Орда не смогла вернуться в Азерот.

Для этого Тиралион позвал магов во главе с Кадгаром. Чародеи собрались около мерцающего прохода и сотворили великое заклинание. Кадгар верховодил над волшебниками, разрушая каждую нить бесконечности, пока Портал не закрылся. Ослепляющая вспышка энергий тайной магии разрушила каменную арку.

Темный Портал, принесший столько разрушений в Азерот, лежал в руинах. Ликование всколыхнуло ряды Армии Альянса. Воины, что бились столь тяжело и потерявшие друзей и близких, пали на колени, многие рыдали.

Война закончилась.

Альянс победил.

Распад Орды

Орда была разгромлена.

Такие вести принес Терон Кровожад и его соратники в Дренор. Что было еще хуже — портал закрылся. Когда Кадгар разрушил портал со стороны Азерота, произошел взрыв магических энергий в родном мире орков, разрушив каменные врата. Теперь выхода из умирающего мира не было.

После стольких кровавых битв орки остались ни с чем. У них было мало еды и не осталось врагов. Другого будущего, как только умирать медленной смертью у них не осталось.

Некоторые могучие кланы все еще оставались в Дреноре. Еще перед Первой Войной между ними вспыхнула междоусобица. Со временем из-за этого их стало меньше, но они все еще были рабами гнева. Весть о поражении Орды привела их в ярость.

Орда продолжала пожирать себя — ее самоуничтожение являлось только вопросом времени.

Остаткам Орды в Азероте повезло больше. Килрогг и Кровавая Глазница не успели к сбору войск около Пика Черной Горы. Они видели разгром сил Оргрима и то, как они пробиваются к Темному Порталу. Килрогг также хотел добраться до Портала, но Альянс преградил путь. Вместо самоубийственного прорыва к Порталу, Килрогг отступил. Орки незаметно отступили, исчезнув в лесах к северу от врат. Нужно было решить, что делать дальше.

Тоже самое произошло и с кланом Драконьей Пасти. Они не успели прилететь на подмогу Оргриму из Грим Батола. Увидев, что Альянс побеждает, он скрылись в древней крепости Пика Черной Горы. Они забаррикадировали врата и впоследствии растили и дрессировали своих драконов. Если бы Альянс и узнал о их присутствии, то только если бы они вступили в бой.

Дал’ренд, Маим и другие орки из клана Чернозубов прибыли к Пику Черной Горы к тому времени, когда Орда уже была разгромлена. Они собрали выживших воинов, главным образом, из клана Черной Горы, выждали пока Альянс уйдет из Пылающих Степей и когда путь оказался свободным, захватили крепость Пика.

Дал’ренд и Маим обвиняли Оргрима в поражении Орды. Они не любили его с того дня, как тот убил их отца на мак’горе. Теперь они собирались восстановить Орду так, как они видели ее, но это займет время. Постепенно они объединялись с другими отрядами, выжившими после разгрома, пытаясь собрать всех под своими стягами. Килрогг проигнорировал их. Он видел свою смерть и она никак не была связана с «липовой» Ордой братьев.

Клан Драконьей Пасти присягнул на верность Дал’ренду и Маиму. Они предложили им несколько плененных драконов, если они когда-нибудь понадобятся братьям.

Другие орки скрылись в диких лесах. Некоторые объединились в небольшие группы, некоторые были одиночками. Среди последних был Эйтригг, тот орк, что опекал Гарону. После поражения он много думал над тем, что  Гарона рассказала ему о темных силах, которые манипулировали орками. Он начал верить в то, что полукровка сказала ему правду и его когда-то беспрекословная верность Орде развеялась. Посулы Гул’дана, «покровитель» Кил’джаден, Темный Портал — все это оказалось не тем, что казалось. Объединение орков в Орду не принесло спасения, оно оказалось роковым.

С разочарованием и злостью в сердце, Эйтригг ушел из Орды. Он двинулся на север для того, чтобы найти место, где он проведет остаток своих дней.

Цена войны

Пока остатки Орды боролись за выживание, празднование победы Альянса проходило в каждом городе Альянса. Люди, дворфы, гномы и высшие эльфы отмечали завершение войны. Но когда празднования закончились, пришло осознание суровой реальности: жизнь — никогда уже не будет прежней.

Война разрушила Восточные Королевства. Орки уничтожили множество городов и деревень. Трупы лежали повсюду от Хиллсбрада до Кель’Таласа.

Для большинства тех, кто воевал, война не закончилась после разрушения Темного Портала. Выжившие страдали от кошмаров и ужасов, которым были свидетелями. Многие потеряли друзей. Некоторые лишились семей. Кто-то стал калекой. Для того, чтобы обрести покой, нужно было проделать долгий и тернистый путь. Битва, более тяжкая, чем любая другая битва с Ордой.

Даже Тиралиона преследовали увиденные кошмары. Смерть наставника, Лотара, тяжелым камнем легла на душу. Желание отречься от всего было очень велико, но Тиралион не мог бросить людей в нужде. Он стал верховным командующим Альянса и теперь тысячи смотрели на него, как на предводителя, указывающего путь.

Тиралион знал, что для того, чтобы вернуться к обычной жизни нужно восстановить Восточные Королевства. Он направил свои усилия на то, чтобы собрать лидеров Альянса в Лордаероне. Предводители согласились объединить усилия, чтобы излечить их исстрадавшиеся народы. Из-за предательства Альтерака, его короля не пригласили на встречи. Споры о том, что делать с предателями затянулись на недели.

Особые усилия положили на то, чтобы отстроить Штормград. Король Теренас предоставил помощь разрушенному королевству и поддержал право на престол юного короля Вариана Вринна. Для некоторых людей Штормград стал символом будущего — если этот город смогли поднять из руин, то что говорить о других.

Молва о том, что Штормвинд будет восстановлен, вызвала смешанные чувства у беженцев. Многие решили не возвращаться в свой когда-то утерянный дом, поскольку он напоминал им о потерях. Эти беженцы предпочли начать  новую жизнь в Лордаероне.

Но другие, включая принца Вариана Вринна, решили вернуться. Тиралион надзирал за тем, как обустраиваются беженцы и обеспечивал безопасность юного Вариана, как следующего короля. Он окружил подростка опытными министрами и царедворцами, чтобы ему было проще войти в новую роль.

Пока Тиралион был занят делами в Штормграде, его товарищи паладины трудились не покладая рук в Лордаероне. Орден Серебряной Длани создали для борьбы с Ордой, но его существование не прекратилось с разрушением Темного Портала. Паладины вместе с Церковью помогали Альянсу. Они исцеляли раненных и давали прибежище тем выжившим, настолько сломленным войной, что не мог позаботиться о себе.

Аллерия и Тиралион

Во время Второй Войны многие члены Альянса подружились друг с другом. Некоторые, как, например, Аллерия и Тиралион стали очень близки. Человек и эльфийка происходили из разных миров, но война свела их вместе. За многие месяцы, что они провели бок о бок, они многое узнали о друг друге и стали ближе. Война и послевоенные дни стали испытанием для них, но их любовь победила.

Лагеря пленных орков

Не все члены Альянса занимались исцелением и восстановлением. Ненависть к оркам горела в сердцах многих. Аллерия Ветрокрылая видела, как сотни ее соплеменников погибли в Второй Войне. Ведомая чувством мести, она провела многие дни, охотясь на бежавших орков. Таким образом она пыталась заглушить горечь утрат, которые принесла ей война.

Она не была одинока в этом деле. Отряды людей, эльфов, гномов и дворфов искали орков по всем Восточным Королевствам. Они шли в лесные чащи и на дальние горы. Охотники захватили в плен много орков. Других убили, отомстив за утраты любимых и близких.

Вопрос о том, что делать с пленниками стал причиной горячих дебат. Гилнеас и Штормград требовали казни пленников. Лордаерон выступал против этого. Масштабы милосердия, которое было проявлено Альянсом, говорило в пользу его большей цивилизованности. Вместо того, чтобы убивать, их надо было заключить в лагерях, которые должны были быть построены членами Альянса.

Кирин Тор также выступал за это. После Первой Войны Совет Тирисфаля перестал существовать и Кирин Тор перенял некоторые обязанности, что выполнял Совет. Даларанские маги желали изучить орков и их странную магию, а также их стратегические цели. Маги аргументировали тем, что эти знания помогут Альянсу если орки снова решат напасть.

В конце концов Альянс пришел к общему решению. Для орков построят специальные лагеря, которые станут для них домом. Один из самых почитаемых воинов Альянса, Данат Троллебой, был назначен надзирать за этими лагерями. Если порядок в лагерях будет соблюдаться, то их будут обеспечивать всем необходимым. Если нет, то Альянс казнит орков.

Лагеря оказались неплохим решением, но споры вокруг них не утихали. Гилнеас считал, что лагеря это бессмысленное бремя для Альянса. Они уже понесли приличные затраты на восстановление Штормграда, а теперь надо тратить кучу денег на то, чтобы оставить их врагам жизнь. Впоследствии поддержание лагерей пленных стало камнем преткновения и причиной того, что Гилнеас покинул Альянс.

Замок Дaрнхольд

Данату Троллебою поручили надзирать за лагерями, но на деле он передал полномочия офицерам, уважаемым ветеранам Второй Войны. Одна из тюрем, которая располагалась рядом с замком Дарнхольд, была в ведении вельможи, лорда Аедаласа Блекмура.

Во время Первой Войны он нашел младенца-орка по имени Го’эль и взял его в Дарнхольд. Для Альянса остался неизвестен тот факт, что он воспитывал юного орка и дал ему имя Тралл.

В тайне от Альянса он растил из Тралла генерала — предводителя, который когда-то возглавит армию из освобожденных орков и сделает из Блекмура короля людских земель.

Крепость Стражей Пустоты

Далеко на юге Кадгар наблюдал за местом, где когда-то стоял Темный Портал. За его героические деяния во время Второй Войны он стал архимагом. Но времени на празднования не было. Он знал, что угроза возвращения Орды не прошла.

Силы скверны, которые использовала Орда, убили все живое вокруг Темного Портала и все ухудшалось с каждым днем. Даже после уничтожения Темного Портала скверна продолжала проникать в мир. Как понял Кадгар, это было из-за того, что связь между мирами все еще существовала. Пространственный разлом не уничтожили. Из него скверна и текла в Азерот.

Разлом сопротивлялся усилиям Кадгара — тот не мог его закрыть. Если бы Кадгар и другие маги не сдерживали скверну, то она распространилась бы по Восточным Королевствам и убила бы жизнь.

Кадгар и маги поведали о том Альянсу. Архимаг предупреждал, что пока разлом существует, угроза повторного вторжения остается. Он призвал народы Альянса построить крепость для того, чтобы наблюдать за разломом. Из нее Кадгар и маги смогли бы сдерживать скверну.

После бурных споров, Кадгар получил возможность сделать это. Крепость Стражей Пустоты выросла на холме, с которого открывался в вид на южную часть Черной Топи. Отсюда Кадгар наблюдал за изломанным ландшафтом и истекающими из разлома энергиями скверны.

Он часто размышлял о родном мире орков. Какое зло обитает там? Что случится, если Орда вернется?

Скоро он узнает об этом.

 

Author: Deckven View all posts by

Leave A Response