Warcraft Chronicle, том 2. За Темным Порталом

Beyond the Dark Portal

Вторая Война окончена, но противостояние завоевателей из Дренора и защитниками Азерота готово вспыхнуть снова.

Глава VI За Темным Порталом

Воссоединение Орды

Жизнь дренорских орков после Второй Войны была полна лишений. Их мир умирал. Энергии скверны продолжали растекаться по миру, уничтожая жизнь. Жажда крови никуда не пропала. Они часто обращали оружие друг против друга. Хаос междоусобицы вел орков к самоуничтожению. Кланы Изувеченной Длани и Песни Войны славились особой кровожадностью.

Более всех на роль предводителя Орды мог претендовать Нер’зул, тот, кто непреднамеренно привел орков под власть Легиона. Гул’дан считал, что старый шаман не нужен в Азероте и поэтому оставил его в Дреноре. Нер’зул остался в землях своих предков, Долине Призрачной Луны. Со временем, орки Дренора стали приходить к нему за наставлениями. Но он не  желал бремени вождя. Нер’зул впал в отчаяние. Видения терзали его день и ночь. Он видел скелетов, блуждающих по опустошенному миру. Он даже вытатуировал на лице череп. Обычно такими знаками «мертвых» шаманы метили учеников, что не прошли испытаний.

Нер’зулу представлялось, что спасения для Орды нет. Вторжение в Азерот было слабой попыткой бежать от медленной смерти, которая закончилась поражением. У орков не было сил снова сделать это.

Терон Кровожад, однако, сдаваться на собирался. Он видел, как планы Гул’дана провалились, но он лицезрел и чрезвычайную мощь. Завоевать Азерот? Да, скорее всего это было невозможно. С другой стороны Гул’дану удалось проникнуть в разум Медива и узнать о многих могучих артефактах, знанием о которых он поделился с рыцарями смерти и которыми стоило завладеть.

Кровожад размышлял о трех артефактах. Первым была Книга Медива, том, в котором содержалась великая мощь Хранителя и его знания о том, как совмещать различные виды магии. Второй артефакт назывался Оком Даларана, реликвия, изготовленная магами Кирин Тора для усиления и фокусировки магических энергий. Третьим — Скипетр Саргераса, посох, который мог открывать порталы между мирами.

Кровожад и рыцари смерти пеклись только о себе. Им был нужен новый мир, в котором они смогут властвовать, а Орда была им нужна для того, чтобы сбежать с Дренора. С этими артефактами они откроют новые порталы в ткани пространства, которые будут вести не в Азерот, но в другие миры, что станут Орде домом.

Но артефакты находились в Азероте и чернокнижник не раскрыл рыцарям смерти их точное месторасположение. Если Кровожад сумеет выстроить заново Темный Портал, Орда понадобится ему для того, чтобы добыть эти мощные орудия. Это было трудно. Никто из выживших не доверял соратникам Гул’дана, в особенности нечестивым рыцарям смерти. Успех зависел от Нер’зула. Он единственный в Дреноре мог поднять и повести кланы на войну.

Нер’зул с негодованием отверг идею Кровожада. Что хорошего смогут принести несколько могучих реликвий? Каким образом они спасут орков? Самое главное состояло в том, что Терон был тем, кто когда-то предал Нер’зула. Он являлся одним из самых преданных соратников Гул’дана.

Кровожад настаивал, рассказывая Нер’зулу о том, как они откроют проходы в новые миры и сбегут с этой умирающей планеты. Во вселенной бесчисленное множество миров. Даже ослабевшая Орда найдет такой, что можно будет завоевать.

Постепенно Нер’зул поддавался на уговоры. План Кровожада выглядел привлекательным. Осквернение Дренора тяжелым камнем лежало на душе Нер’зула. Он чувствовал вину за то, что дал своему народу попасть в клещи Легиона и жизнь в новом мире могла бы искупить эту вину.

Он собрал вождей оставшихся кланов. Громмаш Адский Крик из Песни Войны, Каргат Острорук из Изувеченной Длани и Фенрис, предводитель Громоборцев. Нер’зула поразило то, как легко они согласились на его план. Адский Крик, Острорук и Фенрис пропустили Первую и Вторую Войны и желали битвы. Любой битвы. Другие кланы тоже согласились. Любая возможность бежать из Дренора представлялась спасением.

Для того, чтобы открыть Темный Портал в первый раз требовалось огромное количество магической энергии. Восстановить проход требовал куда меньшего. Проход между мирами все еще существовал, хотя был очень слаб. Терон Кровожад уверил Нер’зула, что энергии, заключенной в черепе Гул’дана хватит для того, чтобы восстановить Темный Портал.

Это были хорошие вести, что принесли беглецы из Дренора. После того, как портал закрылся, череп стал предметом торговли, обмена и раздора, высоко ценимым трофеем. После того, как Нер’зул и рыцари смерти получили череп, они начали большие приготовления. Нер’зул надеялся на то, что Альянс не будет готов к их возвращению.

Возвращение Гароны

В последние месяцы Второй Войны Гарона странствовала по миру, предоставленная сама себе. Она все еще могла ощущать темное присутствие Совета Теней в своем сознании, и оно еще могло влиять на ее мысли. Она все еще не отдавала отчет в своих действиях, не зная точно кто друг, а кто враг. Медленно и терпеливо, она возвращала власть над собой, избавляясь от ментальных цепей, которыми приковал ее к себе Гул’дан.

В конце концов, она научилась сопротивляться приказам Совета Теней. Это означало, что теперь она может отправиться к тому человеку, которому доверяла больше всего: Кадгару.

Под покровом ночи она прошла незамеченной в Крепость Стражей Пустоты и проникла в комнату Кадгара. Они не виделись со дня битвы с Медивом. Им было что обсудить. Она рассказала о том, что делала во время Второй Войны и открыто призналась в убийстве короля Ллейна.

Кадгар поверил ей, когда она сказала, что Гул’дан вынудил ее сделать это. Он все еще чувствовал, что ее мысли переплетены с уродливыми заклинаниями Совета Теней.

Присутствие этих темных заклинаний говорило и о том, что в Азероте еще оставался живым один из членов Совета. Они не потеряли силу со смертью Гул’дана. Кто-то пытался поддерживать связи со старой марионеткой.

Несколько месяцев Кадгар тайно встречался с Гароной за Крепостью Стражей Пустоты, осторожно снимая с нее заклятия Совета Теней. Ему это удалось. Гарона, в первый раз в своей жизни была свободна.

В знак благодарности она предложила свою помощь в поимке Совета Теней. Кадгар охотно согласился. Последнее время он чувствовал странные силы, исходящие от разлома, и подозревал, что кто-то из Дренора пытается расширить расщелину между мирами.

Он попросил Гарону оставаться поблизости, скрытой от Альянса, пока он изучал что происходит с разломом.

Знаки скверны

Вскоре Кадгар направил послания предводителям Альянса, прося их немедленно прибыть в Крепость Стражей Пустоты. Некоторые воспротивились. Вторая Война только закончилась и многие трудились над восстановлением своих королевств.

Тем не менее, они пришли. Прибыв, они поняли причину беспокойства Кадгара. Он и другие маги сдерживали распространение скверны, но не далее южной части Черной Топи, которая превратилась в пустыню, которую гарнизон называл Выжженными Землями. В северной части Черной Топи жизнь еще сохранялась, и эти места прозвали Болотом Печали, в честь тех, кто погиб во Второй Войне. То, что представляли собой Выжженные Земли служило напоминанием того, какие темные силы остановил Альянс… и, возможно еще придется остановить снова.

Но увиденное не было самыми плохими новостями. Кадгар рассказал владыкам, что есть неопровержимые свидетельства того, что скверна проникает в мир из того места, где раньше стоял Темный Портал. Он опасался того, что орки собираются расширить разлом и вернуться в Азерот.

Предводители Альянса согласились оказать Кадгару всемерную поддержку. Измотанные войной, меньшее что они желали это дать Орде снова ступить на земли Азерота.

Туралион направил военную помощь из Штормграда, где управлял восстановлением города. Он попросил Даната Троллебоя, одного из самых уважаемых ветеранов Второй Войны, возглавить небольшую армию в Выжженных Землях. В тоже время Туралион собирал остальную армию Альянса в марш на юг.

К несчастью, Орда готовилась к вторжению.

Author: Deckven View all posts by

Leave A Response